Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Возрождение джихада: Повторится ли афганский провал в Африке?

09/14/2021 7 Дней

Ияд Аг Гали не стал дожидаться падения Кабула, чтобы отпраздновать победу талибов в Афганистане. Лидер джихадистов западноафриканского филиала «Аль-Каиды» («Нусрат аль-Ислам», или НаИ) 10 августа прервал свое долгое молчание, которое длилось с ноября 2019 года. В аудиообращении он воздал должное «Исламскому эмирату Афганистан за вывод вторгшихся сил США и их союзников». Он сказал, что резкое изменение ситуации «стало кульминацией двух десятилетий терпения».

Неслучайно успехи Талибана нашли отклик в дальних уголках региона Сахель на севере и западе Африки. Когда в 2017 году был создан НаИ, Ияд Аг Гали присягнул на верность не только «Аль-Каиде», но и афганским исламистам. Талибан и сахельские боевики слеплены из одного теста. «У них есть общие ноу-хау по ведению повстанческих действий на местах, что является побочным продуктом матрицы «Аль-Каиды», - говорит Иван Гишауа, исследователь Школы международных исследований Кентского университета в Брюсселе. - У них одна и та же конечная цель: введение законов шариата».

Джихадисты НаИ не единственные, кто внимательно следил за тем, как Афганистан возвращается под контроль Талибана. 16 августа малийцев особенно встревожили кадры, на которых афганцы цепляются за военные самолеты, взлетающие из аэропорта Кабула. В течение последнего десятилетия Мали живет под угрозой джихадистов, иногда связанных с «Аль-Каидой», иногда с «Исламским государством» (ИГ). И это несмотря на антитеррористическую интервенцию Франции, начатую в январе 2013 года (сначала операция «Серваль», затем операция «Бархан») по просьбе малийского правительства и в соответствии с мандатом ООН.

Несмотря на то, что общественное мнение по отношению к французским войскам становится все более враждебным, опасения по поводу возможного вакуума власти сохраняются. «Подобно американцам, которые бежали из Афганистана, не попросив о помощи, французы и миротворцы, находящиеся в Мали, однажды сбегут и оставят нас один на один с террористической угрозой», - заявил Шейк Умар Конаре, известный малийский адвокат, в ходе теледебатов, транслировавшихся по каналу Africable в августе.

«Давайте извлечем уроки из этой афганской неудачи, пока еще есть время, - говорит Тьебиле Драме, который занимал пост министра иностранных дел Мали при Ибрагиме Бубакаре Кейте, известном как ИБК, свергнутом в результате государственного переворота в прошлом году. - Какие уроки преподносят нам кадры из аэропорта Кабула? На протяжении многих лет активисты регулярно призывали к выводу иностранных войск, по иронии судьбы повторяя требования полевых командиров. Но мы должны смотреть правде в глаза. Иностранные войска выполняют полезную работу. Сейчас мы должны понимать, какими будут последствия поспешного, нескоординированного ухода».

Но этот сценарий не стоит на повестке дня. В отличие от Соединенных Штатов в Афганистане, Франция не собирается уходить из Сахеля. Хотя президент Эмманюэль Макрон 10 июня объявил о завершении внешней части операции «Бархан», на смену ей должна прийти «глубокая трансформация» французского военного присутствия в Сахеле. Начало вывода войск, в конце 2021 года, будет постепенным. Хотя он коснется как минимум 40% войск (к неизвестной пока дате), от 2,500 до 3,000 солдат останутся на местах, действуя в рамках международной борьбы с терроризмом.

Однако закрытие французских военных баз на севере Мали (Тимбукту, Кидаль и Тессалит) к 2022 году вызывает беспокойство. В начале войны в 2012 году малийские солдаты были вынуждены уступить часть своих позиций коалиции джихадистских и повстанческих группировок. В связи с этим возникает вопрос: 10 лет спустя, будут ли эти города вновь захвачены джихадистами после закрытия французских баз? Этот вопрос волнует многих наблюдателей, потому что малийская армия, несмотря на 9 лет поддержки со стороны Запада (то есть обучения, вооружения, финансирования), все еще кажется неспособной противостоять врагу, который распространяет свое влияние на юг.

В своем выступлении Ияд Аг Гали поспешил указать на «горький провал» Франции, утверждая, что победа близка. Однако для НаИ битва еще далека от завершения, так как она отличается от Талибана по нескольким важнейшим параметрам. У группировки «нет правительственного опыта Талибана [находившегося у власти в Кабуле с 1996 по 2001 год], и на данный момент она остается главой джихадистского повстанческого движения с очень ограниченной народной поддержкой», - объясняет Рида Ляммури, исследователь марокканского аналитического центра Policy Center for the New South. Еще одно отличие заключается в том, что у НаИ нет непоколебимой поддержки соседнего государства, как в случае Талибана и Пакистана.

Несмотря на различие контекстов и проблем, западный интервенционизм, тем не менее, похоже, попадает в одну и ту же ловушку. «Будь то отсутствие конкретных знаний об организациях или ложные интерпретации: эксперты не видят общей картины, - говорит Жиль Дорронсоро, профессор политологии Парижского университета и специалист по Афганистану, который также проводит исследования малийских институтов. - Те же организации проводят оценки в Афганистане, что и в Мали, и, как правило, приходят к тем же выводам. Круг замкнут. Отчасти проблема в том, что экспертов оценивают по тому, как они интегрируют лиц, принимающих решения, и сколько финансирования они могут получить, а не по тому, как они строят демократические институты».

Эли Тененбаум, исследователь Французского института международных отношений, также винит последствия «военной экономики» в подрыве общественного прогресса. «Международная помощь внезапно увеличилась, несмотря на то, что в этих странах не было ни государства, ни правительства, достаточно сильного, чтобы управлять ими. Это привело к росту коррупции, проклятию, которое заметно распространилось в армиях и еще более усложняет борьбу с террористами».

Иван Гишауа говорит, что гражданские лица настолько разочаровались, что даже перешли в лагерь исламистов, не столько из-за убеждений, сколько из-за отсутствия надежной политической альтернативы. «Мы смотрели сквозь пальцы на их проблемы с управлением. И тем не менее, эти правительства были в значительной степени дискредитированы собственным населением», - объясняет он.

«Должны появиться новые политические силы, соответствующие реальным чаяниям народа. Это пугает Запад, потому что они не обязательно смогут их контролировать, а их идеи могут быть схожи с идеями исламистов, но только они смогут обеспечить достаточный противовес», - говорит Эли Тененбаум, а затем предлагает урок афганского кризиса, который может быть полезен в Сахеле: «Будьте скромны в своих амбициях. Международные силы, которые больше сосредоточены на защите собственных интересов, должны сократить свое влияние до уровня, достаточного для выживания. Остальное должно зависеть от местных политических сил».

Канал «7 Дней» в Телеграм 

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту