Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-462-0203  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Так маски с самого начала были бесполезны?

02/08/2022 7 Дней

Летом прошлого года, когда волна штамма «дельты» разрушала надежды на то, что повсеместная вакцинация положит конец пандемии, несколько городов и штатов Америки, управляемых демократами, вновь ввели масочный режим, от которого они отказались в начале года. Несколько других «синих» штатов и городов, в частности Нью-Йорк, а также многие штаты и муниципалитеты, возглавляемые республиканцами, предпочли не требовать повторного введения масок.

Такое расхождение в политике дало возможность изучить влияние масочного режима. Те районы, которые отменили свои требования, могли бы сыграть роль контрольной группы для оценки влияния этой политики на количество случаев заболевания и смертности. Но ни эксперты в области общественного здравоохранения, ни крупные СМИ не воспользовались этой возможностью. Большинство из них, если бы их спросили об этом, скорее всего, ответили бы, что изучать тут нечего: «наука» все решила.

Со своей стороны, критики ношения масок и других средств немедикаментозного вмешательства (СНВ) обычно опирались на принципиальные утверждения о свободе. Это давало им мало оснований для изучения доказательной базы этих мер, поскольку они отвергли бы их, даже если в них был какой-то толк. Лишь немногие скептически настроенные наблюдатели углублялись в данные, которые можно было найти на таких сайтах, как «Нью-Йорк Таймс» - даже если собственные репортеры газеты мало этим интересовались. Самым плодовитым из них был Иан Миллер, который за последние два года опубликовал большое количество основанных на данных комментариев о результатах применения различных мер в области общественного здравоохранения, проводимых для борьбы с Covid.

Миллер снова и снова приходит к одному и тому же выводу: специальные меры по смягчению последствий пандемии, принятые с 2020 года, систематически не достигают поставленных целей. В настоящее время Миллер собрал часть своих графиков и комментариев в книгу под названием «Разоблаченные: Мировой провал масочного режима», которая посвящена исключительно самой распространенной стратегии сдерживания пандемии, применяемой правительствами по всему миру: маскам.

Одобрение масок медицинскими организациями и органами здравоохранения во всем мире, как показывает Миллер, повлекло за собой отказ от давнего мнения о том, что маски бесполезны и даже вредны. В течение предшествовавших пандемии десятилетий многочисленные рандомизированные контролируемые исследования оценивали эффективность масок в борьбе с распространением респираторных вирусов, таких как грипп, а моделирование пандемий оценивало их потенциал.

В документе, опубликованном Всемирной организацией здравоохранения в 2019 году, результаты этих исследований сформулированы недвусмысленно: «нет никаких доказательств того, что маски эффективны для снижения передачи лабораторно подтвержденного гриппа». Поэтому неудивительно, что когда в феврале 2020 года CDC информировал журналистов о пандемии, маски даже не упоминались в числе СНВ. Правительство Великобритании также заявило в начале 2020 года, что нет никаких доказательств в поддержку ношения масок.

После того как в апреле 2020 года CDC и другие учреждения пересмотрели свои рекомендации, доктор Энтони Фаучи, к тому времени ярый сторонник масок, заявил, что он и другие должностные лица не рекомендовали населению приобретать маски, чтобы масок хватило медицинским работникам. С тех пор сторонники использования масок ссылаются на Фаучи  и его «ложь во спасение», чтобы объяснить резкую отмену предыдущего руководства. Но, как отмечает Миллер, не только в первые месяцы пандемии чиновники говорили, что маски неэффективны. Они говорили так на протяжении многих лет, и Фаучи рекомендовал не использовать маски не только в публичных заявлениях, но и в частных электронных письмах в начале 2020 года.

В свете ранее достигнутого консенсуса выводы Миллера в книге «Разоблаченные» не должны удивлять. Как и предполагалось, основываясь на множестве испытаний и метаанализов, опубликованных до пандемии, требования использования масок практически не оказали заметного влияния на сдерживание распространения вируса. Миллер пришел к такому выводу, сравнивая показатели районов, в которых масочный режим действовал более или менее продолжительное время, между собой и с районами, в которых он вообще не вводился. Результаты, как он демонстрирует, просто не подтверждают стандартную поговорку о том, что «маски спасают жизни».

Например, округ Лос-Анджелес, самый густонаселенный округ США, ввел одно из самых ранних требований на использование масок в Соединенных Штатах, сразу после того, как CDC выпустил свое новое руководство в начале апреля 2020 года. К маю округ требовал носить маски как на улице, так и в помещении, и эти требования выполнялись на 96-97%. (Однако в течение 2020 и 2021 годов показатели заболеваемости и смертности в округе были намного выше средних по стране). В настоящее время Лос-Анджелес занимает 3-е место среди округов Калифорнии по уровню смертности от Ковида, уступая многим округам с более коротким сроком действия масочного режима и более низким уровнем его соблюдения.

С методологией Миллера можно поспорить. Как он с готовностью признает, мы не знаем точно, как Лос-Анджелес и другие районы с жесткими масочными режимами боролись бы с Ковидом в отсутствие этих требований, а тот факт, что масочные режимы, как правило, применялись наряду с мерами социального дистанцирования и другими СНВ, запутывает ситуацию. Сравнение Миллером результатов в Лос-Анджелесе с результатами в соседнем округе Ориндж, где с прошлого года не действуют масочные правила, но показатели заболеваемости и смертности ниже, кажется довольно убедительным, но скептик может обратить внимание на сбивающие с толку переменные, такие как демографические различия, плотность населения и так далее.

Такая критика могла бы нанести больший ущерб делу Миллера, если бы чиновники и эксперты, принявшие масочные требования, были скромнее в своих утверждениях. Они не только отбросили годы предыдущих исследований, указывающих на минимальную эффективность масок, но и сделали эмпирически необоснованные заявления о том, что только маски могут положить конец пандемии.

Например, Миллер приводит поразительные утверждения доктора Роберта Редфилда, который руководил CDC всего год назад. В сентябре 2020 года Редфилд назвал маски «самым мощным из имеющихся в нашем распоряжении инструментом общественного здравоохранения», заявил, что они обеспечивают «более надежную защиту, чем вакцины», и сказал: «Если бы мы [носили маски] в течение 6, 8, 10, 12 недель, мы бы взяли эту пандемию под контроль». Хотя они, возможно, и не исключают некоторых небольших эффектов от ношения масок, диаграммы Миллера разоблачают утверждения, подобные заявлениям Редфилда.

Аналогичным образом, те, кто скептически относится к выводам, которые можно сделать из сравнительных графиков Миллера, должны с еще большим подозрением относиться к некачественным исследованиям, опубликованным CDC за последние два года. Например, в одном из исследований утверждалось, что в результате введения масочного режима в некоторых округах Аризоны снизилось число случаев заболевания Ковидом. Однако в нем не было отмечено, что за тот же период в округах Аризоны, где не было введено это требование, число случаев заболевания снижалось аналогичными темпами. Более того, в течение нескольких месяцев после завершения исследования в округах, где требования все еще действовали, число случаев заболевания значительно превысило прежний уровень. Подобные исследования создают мираж успеха, ограничивая период исследования, смешивая корреляцию и причинно-следственные связи и избегая сравнения с округами, не имеющими требований.

Самым катастрофическим провалом экспертов стало отсутствие любопытства к фактическим результатам политики, на которую они поставили свою репутацию. Масочные режимы были, по выражению Миллера, «экспериментом над всем населением», но мало кто в американском научном и медицинском истеблишменте был заинтересован в анализе полученных данных, оставив эту задачу сторонним наблюдателям, таким как Миллер. Удивительно, но с начала пандемии было опубликовано всего два рандомизированных контролируемых исследования по маскам. Одно из них не выявило значительного эффекта вообще, а другое показало небольшой эффект в 11% для хирургических масок и отсутствие значительного эффекта в случае матерчатых. Первое исследование в основном проигнорировали или отвергли, в то время как второе оптимистично расценили как доказательство того, что маски приносят какую-то пользу.

Более того, даже самые оптимистичные доводы в пользу фактической эффективности, по крайней мере, некоторых высококачественных масок, не являются доводами в пользу обязательного использования масок, и это различие в большинстве комментариев упускается. Единственный способ оценить эффективность требований - посмотреть на их реальные результаты. Именно это и сделал Миллер, и результат, по его мнению, очевиден: «масочные режимы оказали очень незначительное влияние, если вообще таковое было, на кривые случаев заболевания по всей территории США и во многих других зарубежных странах».

Миллер обоснованно насмехается над экспертами, которые на каждом шагу преувеличивали сомнительную политику, но ироничный подтекст его книги заключается в том, что подтвердилась большая часть рекомендаций экспертов, сделанных до 2020 года. До появления Ковида ученые и чиновники снова и снова говорили о том, что маски будут неэффективны для сдерживания пандемического респираторного вируса, и собранные Миллером доказательства говорят о том, что они были правы.

Спустя два года после начала пандемии эксперты в последнюю очередь признают точность своих прежних прогнозов. В связи с этим возникает вопрос, почему они изменили курс и пожертвовали своим авторитетом. Миллер ограничивается только данными, и если в его книге и есть какое-то ограничение, то оно заключается в том, что он не предлагает какого-либо убедительного объяснения того, почему экспертный класс стал использовать политику, которую когда-то считал более чем бесполезной.

Нетрудно понять, почему масочные режимы оказались столь привлекательными для политиков. Маски - это идеальная форма гигиенического театра, передающая интуитивное чувство безопасности, независимо от доказанной эффективности в масштабах страны. Они также перекладывают ответственность за контроль над пандемией на обычных людей. Переполненность отделений интенсивной терапии можно свалить на плохое поведение «противников ношения масок», а не на распределение ресурсов правительствами и руководителями больниц. Когда количество случаев заболевания и смертей резко возрастает, это вина граждан, а не руководства.

Некритическая поддержка масок и других сомнительных мер со стороны научного и медицинского истеблишмента стала лишь очередным проявлением отсутствия у него независимости от политических императивов. После того, как в течение нескольких лет они подвергались риторическим нападкам со стороны набирающих силу правых популистов, эксперты воспользовались пандемией как возможностью подтвердить свой собственный статус и авторитет - а также статус и авторитет либерально-технократических политиков, с которыми они в основном солидарны.

В долгосрочной перспективе, однако, временные политические преимущества, которые они получили благодаря этому, уступят дискредитирующему эффекту от принятия цензуры, пропаганды и правления по указке. Принуждение всех нас надеть маски было моментом снятия масок с экспертного класса - и то, что мы видим сейчас, выглядит не очень красиво.

Канал «7 Дней» в Телеграм 

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту