Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Почему Израиль не был готов к авиаудару по Ирану в 2019 году

12/08/2021 7 Дней

Политика политикой, но время от времени откровенно политические выпады поднимают вопросы по существу.

Одной из тем, которые в последнее время поднимается все чаще и чаще, стал вопрос о том, почему ЦАХАЛ только сейчас готовит потенциально выполнимый вариант авиаудара, чтобы остановить ядерную программу Ирана.

Уже в мае 2019 года Тегеран начал открыто и грубо нарушать ограничения ядерной сделки 2015 года и продвигаться в своем ядерном прогрессе.

Политический контекст - почти постоянный обмен критическими выпадами между бывшим премьер-министром Биньямином Нетаньяху и нынешним премьер-министром Нафтали Беннетом (и в некоторой степени министром обороны Бенни Ганцем).

Нетаньяху начал конфликт, назвав позицию Беннета и Ганца по Ирану слабой и обвинив их в том, что ими помыкают США.

Беннет в ответ заявил, что, став премьером, он был шокирован неспособностью Нетаньяху обеспечить готовность ЦАХАЛ в случае необходимости нанесения удара по ядерным объектам Исламской Республики.

Ганц добавил, что Нетаньяху оставил Израиль в более слабом положении в плане готовности нанести удар по Тегерану в случае необходимости.

Если оставить в стороне вопрос о том, является ли тактика Нетаньяху или Беннета с США более разумной в отношении иранской политики, а также тот факт, что оба выступили с поверхностной критикой, один момент, который объединяет всех троих, заключается в том, что все они несут определенную ответственность за отсутствие готовности.

Нетаньяху был премьер-министром в течение 2019-2021 годов, когда Иран продолжал свои нарушения - сейчас он как никогда ранее близок к созданию ядерной бомбы.

Но Ганц был министром обороны с 17 мая 2020 года и не сделал ничего, чтобы перейти к более высокой степени готовности.

Точно так же Беннет был министром обороны с 12 ноября 2019 года по 17 мая 2020 года и не предпринял каких-либо действий для повышения готовности ЦАХАЛ к нанесению удара.

Выяснив, что ни одного из трех политиков, бьющихся по этому вопросу, нельзя назвать безупречным, вопрос о том, почему никто из них не счел нужным отдать приказ ЦАХАЛ подготовить потенциальный вариант удара, становится еще острее.

Как и в случае многих других серьезных вопросов, ответ на него непрост.

Во-первых, с июля 2015 года до мая 2019 года не было необходимости в готовом варианте атаки.

Поддержание такого варианта в состоянии немедленной готовности стоит миллиарды и отнимает скудные ресурсы у других важнейших вопросов, будь то надлежащее финансирование противоракетной и беспилотной обороны против Хезболлы и ХАМАС, поиск решения новой проблемы туннелей Хезболлы и ХАМАС, или улучшение и изменение возможностей сил безопасности для решения проблем безопасности в Сирии, на Синае и Западном берегу.

Бывший глава ЦАХАЛ Гади Айзенкот, руководивший военными в этот период, по сей день считает, что одним из главных преимуществ СВПД (даже несмотря на критику) было то, что он дал Израилю несколько лет передышки для инвестиций в борьбу с другими серьезными угрозами.

Во-вторых, Исламская Республика начинала медленно и всегда двигалась тщательно продуманными шагами в отношении каждого нарушения ядерного соглашения, причем новое нарушение происходило примерно каждые два месяца.

Ее первоначальные шаги были почти бессмысленными, поскольку она нарушала технические аспекты сделки, но не становилась ближе к созданию бомбы.

Поэтому не было причин для тревоги и отвлечения ресурсов от борьбы с другими угрозами безопасности.

На самом деле акцент на 2019 год не совсем верен.

Первая реальная «красная черта», которую Иран пересек, но которую проигнорировали Нетаньяху и Беннет (а Ганц ничего не предпринял при вступлении в должность), наступила в марте 2020 года, когда он обогатил низкосортный уран в объеме, достаточном для создания одной ядерной бомбы.

Затем в мае 2020 года Исламская Республика объявила, что не будет прибегать к новым ядерным нарушениям, а просто продолжит обогащение низкосортного урана. Было также сильное ощущение, что Иран не будет слишком близко подходить к созданию бомбы в сезон выборов в США, поскольку он надеялся, что, не высовываясь, сможет помочь сместить категорически антииранскую администрацию Трампа.

Но почему Израиль не подготовился к действиям до того, как Иран пересек «красную черту» в марте 2020 года, остается большим вопросом.

Отчасти ответ заключается в том, что даже если он не готовился действовать открыто, он планировал нанести удар по ядерным объектам Исламской Республики, действуя тайно.

В июле 2020 года был уничтожен главный наземный ядерный объект аятолл в Натанзе, что отбросило прогресс Ирана примерно на 9 месяцев назад.

Следующий по-настоящему поворотный момент произошел в период с ноября 2020 года по январь этого года.

В ноябре 2020 года был убит глава ядерного ведомства Ирана Мохсен Фахризаде.

Хотя в принципе это могло бы отбросить иранскую ядерную программу назад, на практике их гнев был настолько силен, что к январю этого года они предприняли ответные меры, увеличив обогащение урана до среднего уровня в 20%.

Это действительно должно было стать сигналом тревоги для Нетаньяху и Ганца для приведения ЦАХАЛ в готовность, потому что достижение уровня в 20% - это важный момент тяжелой работы на пути обогащения.

Вместо этого они решили снова прибегнуть к помощи Моссада. В конце концов, этот трюк уже один раз без особых затрат задержал Иран в июле 2020 года, и Ирану все еще нужно было как минимум несколько месяцев, чтобы обогатить уран до оружейного уровня.

Кроме того, Иран достиг 20%-ного уровня еще до заключения сделки 2015 года, поэтому Нетаньяху и Ганц могли подумать, что это и есть точка остановки аятолл.

В апреле этого года был нанесен тайный удар по новому подземному объекту в Натанзе.

И снова реакция Тегерана пересекла новую красную черту - на этот раз уровень обогащения в 60%.

Теперь эксперты заговорили о том, что период до достаточно обогащенного урана для создания ядерной бомбы сократился с нескольких месяцев до нескольких недель.

К августу 2020 года также стало ясно, что второй удар по Натанзу помог выиграть гораздо меньше времени.

На самом деле нет объяснения, почему политический эшелон и ЦАХАЛ не подготовили военный вариант в тот момент.

Возможно, это было сочетание постепенного прогресса, усыпляющего Израиль, как и весь остальной мир, надежды на Моссад и общего отрицания того, что он оказался в кризисной ситуации.

Какой бы ни была причина, нерешительность Израиля уже дорого обошлась.

Иран уже получил новый уровень знаний, который невозможно разбомбить, даже если Иерусалим в какой-то момент прикажет нанести удар, чтобы замедлить прогресс на определенных физических ядерных объектах.

Единственный вопрос теперь заключается в том, можно ли преодолеть эти последствия или уже слишком поздно.

Канал «7 Дней» в Телеграм 

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту