Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Пленные немцы в Полтаве

04/17/2019 7 Дней
 

В июле 1944 года на улицах города откуда-то появились колонны истощенных, в рваном обмундировании немецких военнопленных солдат. Их охраняли красноармейцы с винтовками. Пленные солдаты, протягивая дрожащие руки к жителям, просили еды, но мы, мальчишки, неистово кричали: «Гитлер - капут!», а соседи молчали: слишком свежа к ним была ненависть. Оказывается, одну группу военнопленных пригнали на развалины 4-этажного дома «штрало», где мы любили играть в войну и искать предметы, оставшиеся от оккупантов. Теперь из этого дома немцы начали выносить во двор искореженные металлические балки, мусор, а также закладывать кирпичом пустые проемы фасада.

Каждое утро пленных немцев строем под охраной приводили на работу, а часов в шесть вечера уводили. А когда они шли, наша улица оглашалась немецкой солдатской песней. До сих пор помню ее припев: «Али - алё, али – али – али – али - алё…» Песню сопровождал лай бегущих за строем дворовых собак. Но ровно в полдень мы, мальчишки, старались не пропустить момента, когда к пленным приезжал грузовик с обедом. После длинного автомобильного гудка немцы бросали работу и со своими плоскими алюминиевыми котелками и ложками, молча выстраивались в очередь. Усатый старшина с гвардейским знаком на гимнастерке важно вылезал из кабины, одевал поварской халат, отбрасывал задний борт грузовика и забирался на кузов. Большим черпаком из двух больших бидонов он разливал в немецкие котелки обед. И «первое», и «второе» - в один котелок. Еще каждому давал кусок черного хлеба. Если в бидоне после раздачи «первого блюда» (чаще всего это был гороховый суп с кусочками старого сала), что-то оставалось, старшина кричал в нашу сторону: «Хлопчики, а ну подходи!». Этого сигнала с нетерпением ждали мои, вечно голодные приятели Вовка Положишников, Яша Пейсахович и Шурка Кузьмин. Они доставали из зарослей бурьяна спрятанные там пустые консервные банки от американских консервов и подбегали к старшине. Суп тут же выпивали из банок. Леня Левинский и я к старшине не подходили: старались не обделить голодных приятелей и знали, что дома до обеда мы всегда сможем чем-нибудь утолить голод.

До сих пор не могу забыть, какое сильное впечатление неожиданно произвел на меня… джаз–оркестр немецких военнопленных. Он приехал вместе с обедом на кузове той же грузовой машины. Пока пленные выстраивались на обед, музыканты сняли с кузова стулья и на траве их расставили полукругом, затем взяли аккордеон, трубы, скрипки, барабан и… начали концерт. Это была настоящая живая музыка. И в какой обстановке! У руин сожженного оккупантами великолепного в стиле «модерн» 4-этажного здания. Может быть, эти самые немецкие солдаты, теперь жалкие, истощенные и оборванные, год назад поджигали его, а теперь, жадно поглощая свой скудный обед, слушали изумительные вальсы австрийца Иоганна Штрауса (мы их помнили по довоенному фильму «Большой вальс»), «Венгерскую рапсодию» немца Брамса (по московскому радио она часто звучала в исполнении Давида Ойстраха) и русскую «Катюшу». А с каким блеском виртуозы-скрипачи и аккордеонист джаза выводили свои сольные партии!

Этот концерт для военнопленных, который собрал не только нас, дворовых мальчишек, но и многих взрослых со всего квартала, завершился песней, которую сначала заиграли и запели музыканты, а потом была подхвачена всеми пленными немцами. Это была их любимая «Розамунда». В конце войны и ещё долго в послевоенный период эту незамысловатую мелодию играли духовые и джазовые оркестры не только наших союзников, но, несмотря на жестокую цензуру, и советские оркестры. На разные слова ее напевали мои сверстники, мальчишки и девчонки. А через сорок лет после того необыкновенного концерта я вновь услыхал «Розамунду» в несравненном фильме Михаила Козакова «Покровские ворота». Её задорно пел, играя на трофейном немецком аккордеоне, герой кинокартины, бывший фронтовик Савва Игнатьевич:

«Розамунда, путь подытожили весь,

Розамунда, делать нам нечего здесь,

Розамунда, ждет меня город родной.

Час прощанья, Розамунда,

Уезжаем мы домой!».

Незадолго до ухода из жизни Михаила Козакова, мне посчастливилось в Детройте взять интервью у великого артиста и режиссёра. И я, вспомнив поющих пленных немцев в освобождённой Полтаве, рассказал гостю, как восторгался исполнением Розамунды в его фильме.

В городе немцы работали на ремонте и строительстве многих больших домов и предприятий. Они завершили восстановление капитального моста через Ворсклу, на Октябрьской улице построили большой кинотеатр, а также восстановили старые, в духе классицизма 18 века, административные здания, окаймляющие вкруговую Корпусный (Октябрьский) парк. В 1946 году военнопленных на улицах не стало. Наверное, их, как они и мечтали в песне, отправили домой, в Германию.

Общение с гвардейцами

Субботними и воскресными вечерами я с мальчишками перебегал Пушкинскую улицу и через широкие ворота заходил в большой двор, где в линию были выстроены мощные американские автомобили «студебекеры» и «доджи» отдельного автомобильного батальона 1-го гвардейского мехкорпуса генерала Руссиянова. С некоторыми офицерами и старшинами, которые ночевали у жителей нашего двора и ближайших домов, уцелевших от бомбежек, мы были знакомы. Они снабжали хозяев харчами, помогали с мелким ремонтом, заготовкой топлива на зиму. За это благодушные украинские девушки и молодые вдовы с радостью делились своими постелями, не только с офицерами, старшинами, но и с сержантами, и солдатами...

Пользуясь знакомством с «руссияновцами», мы, мальчишки, беспрепятственно заходили в автомобильный парк, чтобы восхищаться большими мощными заморскими автомобилями. Так как лазить по кабинам и кузовам нам не разрешалось, мы, погуляв по двору, садились на землю, ожидая, когда солдаты между двух столбов растянут белую простыню киноэкрана. Из громкоговорителя разносились фронтовые песни Краснознаменного ансамбля Красной армии и Московского народного хора имени Пятницкого. С наступлением сумерек приезжала кинопередвижка и начиналось кино. Показывали «Два бойца», «Она сражалась за Родину», «Сталинградская битва». Эти фильмы мы видели, но продолжали их смотреть вместе с фронтовиками, которые всего несколько недель назад громили фашистов и освобождали наши города и сёла. И это вселяло в нас, пацанов, и чувство сопричастности к героической армии, и самоуважения.

Тем летом недалеко, за зданием управления НКВД открылся довоенный стадион «Динамо». Тогда в городе была одна футбольная команда «Динамо», в которой, кроме молодых ребят, продолжали играть известные полтавчанам еще с довоенной поры «динамовцы»: вратарь по кличке «Зеро», нападающие Моргун, Горпына... Запомнились первые матчи «динамовцев» против команды «руссияновцев». Ворота гвардейцев защищал высокий вратарь в черной футбольной форме и перчатках. За худобу, прыгучесть и точность бросков его болельщики любовно прозвали «Косточкой». Наша городская, недавно собранная команда, играла с большим желанием, часто била по воротам, но отличный вратарь ни одного мяча не пропускал  в свои ворота, и армейцы выигрывали все матчи…

Вначале вход на стадион был бесплатным, а когда стали продавать билеты, мы канали на матчи через забор. Запомнилась игра на первенство Украины нашего «Динамо» с львовским «Спартаком». Такого класса владения кожаным мячом, какой показали львовские футболисты, я ещё не видел. Точность их пассов, обводов в сочетании с высокой скоростью нападающих восхитили самых строгих наших болельщиков. И результат этой встречи был закономерен: 4:0 в пользу гостей.

Исаак Трабский

 

К сведению читателей «7 дней»

В 2017-2018 годах на страницах нашей газеты публиковались отрывки из книги члена Союза журналистов России и Клуба писателей Нью-Йорка Исаака Трабского, проживающего в Мичигане, «По дороге за призраком». В этой большой, добротно изданной книге (550 стр.), вышедшей в свет ограниченным тиражом в Санкт-Петербурге, автор на фоне драматических исторических событий начала ХХ века интересно и подробно рассказывает о судьбе его родителей и близких, а также о своем детстве и юности в суровое сталинское время до Второй мировой войны в Украине, в эвакуации и после войны.

Опубликованные отрывки этой книги вызвали большой интерес у читателей газеты. Поэтому по их просьбе мы продолжаем печатать новые главы книги «По дороге за призраком».

Желающие приобрести её могут звонить по пятницам, субботам и воскресеньям с 19 до 20 часов (восточное время) по телефону 313-655-1927

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту