Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Olive, Again by Elizabeth Strout

11/05/2019 7 Дней
 

«И снова Оливия», Элизабет Страут

Одиннадцать лет минуло с тех пор, как Элизабет Страут познакомила читателей с капризной, критически настроенной, но такой человечной Оливией Киттеридж и некоторыми ее земляками из (вымышленного) городка Кросби, Мэн. Многое с тех пор изменилось - у ее сына, Кристофера, появились седые волосы и, наконец, некоторые признаки зрелости, сомалийцы поселились в близлежащем городке Ширли-Фоллз, а сама Оливия начинает замечать первые признаки старости. Что не изменилось, так это человеческая природа, и опять же, герои этой книги - идеальные персонажи для изучения предмета.

Роман «И снова Оливия» построен так же, как и «Оливия Киттеридж». Все эти главы - это отдельные истории о вспыльчивой бывшей учительнице математики, которая не терпит чужой дурости, но не стесняется вмешиваться, когда она переполнена любопытством или сочувствием. На страницах романа мы встречаем ее второго мужа, Джека Кеннисона, профессора из Гарварда, который вышел на пенсию при несколько сомнительных обстоятельствах: «Он был просто стариком с большим животом, ничего в нем особенного не было. Это давало ему некую свободу».

Консервативный Джек, со своим виски и спортивной машиной, кажется странной парой для решительной сторонницы равенства Оливии. Она приходит в ярость, когда он покупает им билеты первого класса в Осло: «Я не летаю первым классом. Это непристойно». Но она чуть не слетает с катушек, когда он отказывается лететь с ней домой экономклассом. «Она села в проходе рядом с крупным мужчиной - Оливия сама была немаленькая - а у окна расположилась подруга мужчины, девушка-азиатка где-то лет на 20 моложе, но как их, азиатов, разберешь. Еще до того, как они взлетели, она возненавидела их обоих». По пути домой она оттаивает и уходит к Джеку в первый класс. Она потрясена: «Он был как астронавт в собственной крохотной капсуле. Там был даже набор с базовыми принадлежностями, с носками, маской для сна и зубной щеткой – и все для нее!».

Оливия, может быть, и сварливая чудачка, но она честна и не боится менять свое мнение. Она открыта для новых идей о том, что, по ее признанию, является ее любимым предметом – ней самой. Когда Кристофер и его жена Энн приходят к ней в гости вместе с детьми, Оливия говорит ему, что собирается выйти замуж за Джека, и сын начинает злиться. Его жена в итоге его жестко отчитывает: «Кристофер, ты такой ребенок! Думаешь, у меня четверо маленьких детей? У меня пять маленьких детей». Кристофер тут же начинает вести себя как нормальный человек, но Оливия глубоко встревожена и после ухода семьи ломает голову над этой ситуацией: «Она делала то, что сделала Энн. Она ругала [своего покойного первого мужа] Генри перед людьми… Так вот оно что: ее сын женился на своей матери, как и все мужчины - в той или иной форме».

Оливия по своей натуре неспособна что-либо приукрашивать - ни ради себя, ни для других. И это делает ее прекрасным слушателем, открывая и ее, и читателей для понимания обычных человеческих судеб.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту