Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Новые реалии: Миру все равно, что думают в Вашингтоне

02/12/2021 7 Дней

Президент Джо Байден хочет сосредоточиться на внутренних делах, но мир не остановить.

В России происходят политические волнения. Переворот в Бирме. В Гонконге усиливаются репрессии. Вакцинный хаос в Европе. Воюющие правительства в Ливии. Барьеры на пути восстановления ядерного соглашения с Ираном. Продолжение войны в Йемене. Призрак преуспевающего Китая.

Ни одна из этих проблем не связана с Америкой. В некоторых случаях правительства других стран просто реагируют на то, что мы уже сделали. Тем не менее, даже тогда внутренние императивы формируют и направляют международную политику.

Эта реальность признается повсюду на земле, кроме Вашингтона. Члены «Пузыря», внешнеполитического истеблишмента, убеждены, что весь мир вращается вокруг них. По их мнению, нет ничего важнее того, что они думают и делают. И этим неизбежно должны определяться глобальные события.

Например, недавно Бретт Бруен, бывший чиновник администрации Обамы, заявил: «То, что вы видите как в Москве, так и в Мьянме, - это попытка испытать президента. Как далеко он готов зайти?»

С чего он это взял? Слушал перехват телефонных разговоров в Москве и Нейпьидо? Он, наверно, представляет себе чиновников в обеих столицах, сидящих сложа руки и соглашающихся друг с другом: «В Белом доме появился новый парень. Нужно разработать для него очень сложную проверку».

Кто-то в Москве предлагает: «Как насчет того, чтобы попытаться убить политического оппонента, но потерпеть неудачу? Потом мы заманим его обратно в Россию. И бросим его в тюрьму и арестуем всех, кто протестует от его имени! Это очень сильно подорвет команду Байдена».

Народ Мьянмы, более известной как Бирма, отвечает: «Это довольно неплохо. Но мы усилим давление. Как насчет того, чтобы устроить переворот? Выкинуть давно назревший переход к демократии, который так взволновал всех этих Байденов, когда они в последний раз были в правительстве? Мы даже арестуем знаменитого нобелевского лауреата. Это бросит вызов добрым либеральным гуманистам, которые сейчас всем заправляют!»

В унисон автократы в обоих городах кричат: «Согласен!» И так создаются проверки для Вашингтона.

Нет. Все было не так, конечно. Мысль о том, что члены других правительств рутинно и сознательно «проверяют» Вашингтон, глупа.

Владимир Путин - мерзкий диктатор. Он хочет править и делать это как можно дольше. Он, или, по крайней мере, «его люди», тоже последовательно, демонстративно безрассудны и некомпетентны. Отсюда и нынешний кризис в России.

Алексей Навальный уже давно проблема для Путина. Сейчас Навальный - борец с коррупцией, но начинал он как националистический блогер (западные гуманисты должны понимать, что он не либерал, поэтому забудьте о том, что если он встанет у руля, то вернет Крым Украине, будет приветствовать присоединение Киева к НАТО, бросит российских союзников, таких как Сирия и Венесуэла, и начнет равняться на Вашингтон). На самом деле, будучи более харизматичным, телегеничным и лучше умеющим работать на публику, чем Путин, он вполне может бросить гораздо больший вызов американским и западным целям. Но это опять же из разряда «если бы да кабы».

В любом случае, Путин - это не Сталин, который просто расстрелял бы Навального. Отсюда и смехотворно сложные попытки нынешнего режима сделать так, чтобы убийство выглядело как не совсем убийство, и, что еще более странно, способность Навального позвонить правительственным оперативникам и, обманув одного из них, вынудить во всем признаться.

Все это оставило Путину трудное решение, когда Навальный вернулся. Застрелить его? Нет, слишком очевидно. Отпустить? Не, будешь выглядеть слабаком. Посадить его в тюрьму? Да, это наименее плохой вариант. Особенно из-за всего того «решительного возмущения», которое выразят громогласные антироссийские защитники прав человека, которые пришли к власти в Вашингтоне.

Генералы в Бирме аналогичным образом сосредоточены на своих собственных интересах. Тамадо, как там называют армию, впервые пришла к власти в результате переворота в 1962 году. Она правил напрямую, с большой жестокостью, до 2011 года. В процессе она принимала разные обличия. Воплощениями хунты были Государственный совет по восстановлению правопорядка (они, очевидно, не думали об аббревиатурах, когда придумывали это название) и Государственный совет мира и развития (гораздо лучше!).

На практике можно утверждать, что эта длительная диктатура «проверяла» администрации Кеннеди, Джонсона, Никсона, Картера, Рейгана, Буша, Клинтона, еще одного Буша и Обамы. Однако генералы не захватили власть, потому что хотели бросить вызов кому-то из президентов Америки. Они были авторитарными, националистическими и коррумпированными. Они захватили контроль, потому что не доверяли гражданским политикам, думали, что смогут лучше управлять, и пользовались преимуществами власти. Демократия и права человека даже не были в их списке целей.

Десять лет назад они создали сложную смешанную систему, чтобы официально передать власть гражданским лицам, сохранив при этом окончательный контроль. По общему мнению, командующий армии Мин Аун Хлайн инсценировал последний переворот не потому, что думал, что будет интересно протестировать Байдена и компанию - какой учитель любит оценивать тесты? - но потому, что гражданское правительство оставалось гораздо более популярным, чем он ожидал, и отклонило его просьбу о том, чтобы сделать его президентом. Единственным способом удовлетворить его личные амбиции был арест гражданских и, по иронии судьбы, разрушение системы, созданной военными.

Конечно, и Россия, и Бирма в конечном итоге «протестируют» администрацию Байдена. Но не потому, что они имеют большое практическое влияние на США. Они бросят вызов Байдену, потому что он и его окружение верят, что Америка имеет право навязывать свою волю остальному миру. Так что Байден начнет действовать и не добьется ничего полезного. Потому что мир не вращается вокруг Вашингтона. Правительства других стран действуют, исходя их своих собственных причин, и обычно игнорируют желания членов «Пузыря». Раз за разом.

Решение этой очевидной пародии простое. Вашингтон должен говорить и делать меньше.

Функционирование демократии в России было бы лучше для россиян и американцев, но это действительно не имеет большого значения для США. Во-первых, Москва не угрожает США. Америка намного сильнее в военном и экономическом отношении, и преимущество, по сути, удваивается, если принять во внимание НАТО и его членов. Более того, у США и России нет конфликтов по основным вопросам, таким как территория.

Во-вторых, США мало что могут сделать для влияния на внутреннюю политику России. Несмотря на многочисленные усилия, Вашингтону никогда не удавалось санкционировать введение демократии другой страной, дружественной или враждебной. Большинство людей, включая американцев, - националисты. Они возмущены и сопротивляются внешнему вмешательству во внутренние дела своих стран.

В-третьих, демократические выборы в России могут привести к власти людей, еще более склонных к противостоянию с США на международном уровне. Вопреки кажущейся в Вашингтоне общепринятой мудрости, критика антиамериканского автократа не означает, что оппозиционный политик - дружелюбный Америке либерал. В России либерализм как политическая сила исчез несколько десятилетий назад. И, к сожалению, нет фракции, проповедующей подчинение западным требованиям. Аннексия Крыма Путиным была популярна. Его нападение на Грузию широко поддерживалось, в том числе и Навальным.

Так что администрация Байдена должна заключить сделку с Москвой. Ограничить ядерное оружие. Остановить расширение НАТО. Прекратить поддержку антиукраинских боевиков. Провести переговоры об ограничениях обычных видов вооружения и их развертыванию. Приглушить конкуренцию во вторичных странах, таких как Куба, Сирия и Венесуэла. Прекратить вмешательство в выборы. Призывать к демократии, но признать, что решение будет принято русскими, а не американцами.

Вашингтон должен занять такой же сдержанный подход в Бирме. Есть не так много стран, которые имеют меньшее значение для геополитики США - это реальность, а не критика. Страна была изолирована и враждебно настроена во время холодной войны. Ничего не изменилось после распада СССР. Потом начались какие-то изменения - или что-то вроде того. Их практически никто в Вашингтоне не заметил, кроме тех, кто изучал или посещал эту страну. Бирма, граничащая с Китаем, не может избежать влияния Пекина, но для Америки это не имеет большого значения.

Тамадо понимает, что Вашингтон мало что может сделать с событиями в Нейпьидо. Первоначальная хунта сохраняла контроль в течение десятилетий, несмотря на жесткие санкции и отсутствие поддержки извне. Долгое время прожив в условиях международной изоляции, генералы готовы вновь столкнуться с ней. Они также понимают, что могут в некоторой степени полагаться на Китай, хотя предпочитают не зависеть ни от кого. Однако они, возможно, недооценили стоящую перед ними внутреннюю проблему - население сильно отличается от населения 1962 или 2011 года и до сих пор не спешит покорно подчиняться возобновлению военного правления.

Администрация Байдена должна позволить дружественным государствам в регионе взять на себя инициативу с Бирмой. Вашингтон должен ввести санкции в отношении генералов и военных, оставив более прямые действия другим. У США нет ни средств для того, чтобы форсировать события в Бирме, ни причин для этого.

Многое в мире происходит вопреки американским ценностям и интересам, как, например, недавние события в России и Бирме. Однако людей в этих странах не особенно интересует то, во что верят американцы. Американская внешняя политика значительно улучшилась бы, если бы практикующие ее специалисты перестали верить в то, что мир вращается вокруг них.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту