Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Негативные последствия протестов Black Lives Matter

04/14/2021 7 Дней

На прошлой неделе издание Vox пролило свет на некоторые результаты нового важного исследования Трэвиса Кэмпбелла, аспиранта из Университета Массачусетса в Амхерсте.

В исследовании рассматриваются последствия протестов Black Lives Matter при помощи данных, до 2019 года (и таким образом, они не включают прошлогодние протесты после гибели Джорджа Флойда). Хорошая новость заключается в том, что протесты, похоже, сократили количество убийств, совершенных полицией в тех городах, где они прошли - примерно на 15-20% по сравнению с другими населенными пунктами, - а также заставили департаменты полиции начать использование нательных камер и проводить работу с общественностью. Плохая новость: протесты также совпали с ростом общего количества убийств - примерно на 10% - и сократили занятость черных офицеров.

Поскольку обычные убийства гораздо более распространены, чем убийства, совершаемые полицией, эти эффекты приводят к искажению уровня смертности: возможно, было предотвращено 300 убийств, которые могли совершить офицеры полиции, но при этом количество обычных убийств увеличилось на 1000-6000.

Это исследование не безупречно. Его провел  аспирант, а результаты еще не были рецензированы и официально не опубликованы, и, конечно, даже опубликованные результаты исследований вряд ли можно назвать непогрешимыми. Данные также ограничены в некоторых отношениях, включая период времени и тот факт, что, сравнивая отдельные территории, оно отодвигает на задний план вопрос о том, насколько сильное влияние протесты оказали на общенациональном уровне.

Но на данный момент, спустя более 5 лет после событий в Фергюсоне, есть веские причины полагать, что порочный круг, в котором мы оказались - убийства с участием полиции, за которыми следуют напряженные и порой насильственные протесты и всплески преступности, когда копы перестают вмешиваться, - никому не приносят пользы. Нам нужны как тщательная реформа полиции, так и активисты, которые будут более разборчивы в выборе своих целей.

Волна насилия накрывала один за другим города после того, как инциденты с участием полиции происходили все чаще. Балтимор побил собственный рекорд по числу убийств после инцидента с Фредди Греем, и количество убийств там до сих пор не вернулось на прежний уровень. В Чикаго произошел всплеск насилия с применением огнестрельного оружия после обнародования видеозаписи гибели Лакуана Макдональда. Миннеаполис пережил беспрецедентный всплеск насилия с применением оружия после гибели Джорджа Флойда и последовавших за ней протестов. На национальном уровне количество убийств росло в 2015 и 2016 годах после нескольких десятков лет спада, а в 2020 году, особенно летом, резко выросло вновь.

Эти закономерности подтверждаются не только новым исследованием, но и прошлогодней работой Танаи Деви и Роланда Фрайера. Вместо того чтобы сосредоточиться на протестах BLM как таковых, Деви и Фрайер изучили эффект «шаблонных или практических» расследований, проводимых полицейскими департаментами. Они установили, эти расследования, как правило, занижают уровень преступности. Однако в 5 случаях, когда расследования проводились после  громких инцидентов, преступность выросла, что привело к 900 избыточным убийствам.

Имеются также свидетельства того, что снижение активности полиции частично связывает эти инциденты и протесты с ростом насилия. В новом исследовании, например, установлено, что количество сообщений о преступлениях против собственности, о которых сообщается в полицию, падает после акций протеста BLM - что, скорее всего, происходит потому, что люди меньше доверяют полиции и не сообщают о преступлениях, а не потому, что количество преступлений против собственности снизилось. Сами полицейские производят меньше арестов по делам о зарегистрированных преступлениях против собственности.

Деви и Фрайер также обнаружили снижение активности полиции после многих из изученных ими громких инцидентов: «В Чикаго число случаев взаимодействия между полицией и гражданами снизилось почти на 90% в течение месяца после объявления о проведении расследования. В Риверсайде, Калифорния, взаимодействие сократилось на 54%. В Сент-Луисе активность полиции по собственной инициативе сократилась на 46%».

И что же со всем этим делать? Активисты должны тщательнее выбирать поводы для организации протестов, законодатели должны учитывать законные интересы активистов, а руководство полиции должно найти способы поддержать активность полицейских, даже когда их действия находятся под пристальным вниманием.

Согласно Первой поправке, у американцев есть право протестовать против действий правительства, а полицейские, применяющие силу безосновательно, должны быть привлечены к ответственности. Кроме того, как из нового исследования, так и просто из наблюдения за дебатами о реформе полиции, которые ведутся на протяжении последних 10 лет, ясно, что протесты могут изменить политику. Но когда протесты сами по себе могут обернуться насилием и когда они могут вызвать рост преступности, который приводит к гораздо большему количеству смертей, чем плохая работа полиции, активисты, возможно, нужно тщательнее выбирать поводы для протестов и свою тактику. В конце концов, некоторые из этих протестов, от Фергюсона, Миссури, до Кеноши, Висконсин, закончились насилием и были основаны на ложных рассказах об инцидентах, которые их спровоцировали.

Между тем, есть способы улучшить работу полиции и лучше привлекать ее к ответственности, не демонизируя и не деморализуя органы правопорядка во всех их проявлениях - и не снижая законную деятельность полиции (что увеличивает преступность, и чего не хочет ни одна демографическая группа американцев). Можно ограничить «условный иммунитет», ограничить полномочия профсоюзов полицейских, потребовать использование нательных камер и более агрессивно отсеивать плохих полицейских. Можно улучшить обучение, ограничить использование удушающих приемов и расширить общественные программы по предотвращению насилия, опираясь на убедительные доказательства. Если мы снижаем общий уровень преступности и сокращаем число необоснованных случаев применения оружия полицией, мы лишаем эти протесты определенного импульса.

И поскольку снижение активности полицейских в связи с громкими инцидентами кажется здесь частью головоломки, департаментам следует изучить способы борьбы с этой закономерностью, в том числе дисциплинировать полицейских, которые отказываются выполнять свою работу. Да, это в человеческой природе - расслабляться, когда чувствуешь себя непонятым и под ударом. Но это плохая причина позволять преступникам бегать по городу и убивать людей.

Сейчас мы, кажется, находимся в порочном круге, когда полицейское насилие - часть его оправдана, часть - нет – провоцирует протесты, отчуждение полицейских и рост преступности, затем происходит очередной громкий инцидент. Люди продолжают умирать, а мы пытаемся найти выход.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту