Объявления: 877-459-0909
Реклама: 877-702-0220  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Марк Котлярский: «Жизнь моя – кинематограф…»

10/06/2017 7 Дней
kotlyarskiy

Еврейские праздники – это, действительно, сплошное кино: мелькают кадры, один за другим, и ты чувствуешь себя невольным участником грандиозного сериала, с той лишь разницей, что все происходит в реальности, а не «понарошку». Только вчера ты участвовал в грандиозном действе под названием Рош ха-Шана, ему на смену приходит не менее грандиозный Судный день с его величием, строгостью поста и чеканностью режима, «от сих до сих», а тут уже спешит, веселясь, разудалый Суккот – праздник Кущей, - и весь Израиль обрастает шалашами, чтобы хотя бы раз посидеть в них и вспомнить, что точно так же сидели наши предки тысячи лет назад, уставившись в звездное небо и ища у него ответа на вопросы, актуальные до сих пор – о жизни, любви и смерти…

 

 

После дня покаяния к дням раздумья

 

В дни, когда наша газета поступит к читателям, в Израиле начнется праздник Кущей – Суккот, - завершающих своеобразную триаду еврейских праздников (Рош ха-Шана – новый еврейский год, - Йом Кипур – Судный день – и Суккот – праздник кущей).

И, если Судный день или День покаяния, справедливости, жертвоприношения – это день, когда евреи должны поститься и думать о Боге (а, согласно статистическим данным примерно 75% всего еврейского населения Израиля, так или иначе, соблюдает этот день), то праздник Кущей – это праздник воспоминаний, праздник свободы мышления, когда можно сидеть в шалаше, смотреть сквозь пальмовые ветви на ночное небо, сквозь которые виден свет далеких звезд, и беседовать на любые темы, которые касаются вопросов жизни, любви и смерти.

Все эти три вопроса неотрывны друг от друга, и более всего – в Израиле; иногда, право, кажется, что эти вопрос просто составляют единое целое, и друг без друга немыслимы.

Я веду это к тому, что на прошлой неделе, а именно: 26 сентября, во вторник, 37-летний араб с длинным, как ночь, именем Нур Нимр Махмуд Ахмад Джамал из деревни Бейт-Сурик, ранним утром находился в группе палестинцев, ждавших своего часа, чтобы отправиться на работу в близлежащее поселение Ар Адар, с жителями, которого, кстати, как отмечается, у многих палестинцев сложились за долгое время соседства нормальные отношения.

У Джамала, как и всех других, было официальное разрешение на работу; представьте себе крепкого сложенного человека, занимающегося, к тому же, бодибилдингом, и вполне себе цивильной европейской наружности (и я нисколько при этом не иронизирую). Проверяющие обратили внимание на некоторую нервозность в поведении Джамала, а когда они попросили его приблизиться, он выхватил пистолет, который прятал под рубахой, и разрядил его в охранников. Три человека погибло, один был ранен, но новоявленного террориста удалось нейтрализовать. Убитые: старший сержант Соломон Гаврия, 20 лет, из Беэр-Яакова, Юсеф Отман, 25 лет, из деревни Абу Гош (это арабская деревня, лояльная к Израилю – прим.авт.), Ор Ариш, 25 лет, из Ар Адара.

Расследование показало, что Джамала толкнула на преступление личная история: его жена, которую, как стало известно, он периодически покалачивал, сбежала от него в Иорданию, оставив на него детей. Перед тем, как идти «на дело», Нур Нимр отправил сообщение своей супруге через аппликацию Фейсбука – «Мессенджер», - в котором (сообщении) дал знать, почему он «дошел до жизни такой» и что его жена ни в чем не виновата, а все остальное, дескать, прочтете в газетах.

Как утверждает служба общей безопасности Израиля «Шин-бет» (ШАБАК), никакого отношения Нур Нимр к тем или иным террористическим группировкам не имеет, прошел все надлежащие проверки, прежде чем, получить разрешение на работу. Это же подтвердил и один руководителей Бейт-Сурика, где проживал убийца, заявив, что, в принципе, Нур Нимр всегда считался спокойным, выдержанным человеком, никогда не замеченным в сношениях с радикальными экстремистами. Да и ХАМАС, который, как всегда, выражал радость по поводу случившегося, призывая к новым акциям сопротивления, тем не менее, не взял на себя ответственности за случившееся.

Все это, конечно, дает некое понимание ситуации, но отнюдь не облегчает самого факта трагедии. Более того, невольно возникает вопрос: если даже такой – скажем так, «нормальный», - человек как Нур Нимр в критической ситуации хватается за браунинг, который он, как выяснилось, выкрал еще в 2003-м году, то чего тогда ждать от остальных?!

Да, конечно, армия тотчас блокировала Бейт-Сурик, задержала подозреваемых, которые – возможно – каким-то образом помогли осуществить теракт, но погибших-то, увы, не вернешь.

Их не вернешь и сожалениями, которые выразили многие политики, даже Абу Аббас, руководитель Палестинской автономии, «отметился». Однако вопросы остаются, как гвоздь в подошве, не дающий нормально ходить, и все время – периодически – напоминающий о себе.

К сожалению, таких вопросов много, и от них не отмахнуться. А может, о них и стоит вспомнить в эти дни, когда ты сидишь, смотришь на звезды, и тебе ничего не мешает?

О беспрерывной борьбе израильских инвалидов, которые – вот, кстати, пример для подражания, - несколько месяцев подряд упорно вели борьбу, требуя приравнять пособие по инвалидности к минимальной заработной плате.

О борьбе поселенцев из Сде Боаза, требующих внимательного отношения к себе, а не как к людям второго сорта.

О демонстрациях представителей левого лагеря, требующих найти иные пути для решения палестинского вопроса, который бы (путь) прекратил давнее кровопролитие.

И о многом, многом другом.

Как знать, может, звездное небо даст хоть какой-то ответ…

 

На международном фестивале в Хайфе израильтяне показали фильм про августовский путч в России

 

5 октября, в первый день праздника Суккот, в Хайфе начался настоящий праздник кино – традиционный, ежегодный, 33-й по счету, кинофестиваль, который, как отмечается, входит – по достоинству – в тридцатку лучших кинофорумов подобного рода. Ожидается ретроспектива знаменитых фильмов, встреча с легендарными режиссерами и актерами, а кроме того стартовал показ и новых фильмов.

Фестиваль завершится на следующей неделе, 14 октября. Но уже сегодня можно говорить о «небольшом» открытии – фильме, который сняли израильтяне – отец и сын – Владимир и Лев Пруткины, под странным названием NO-ONE (если переводить дословно, то это – «никто», «никому», «не один»).

Собственно говоря, это кино о трех днях августа – с 19 по 21-е, которые поставили окончательную, жирную точку на развале советской империи.

Но самое интересное, что здесь нет ни одного кадра, который бы показал события того времени, включая документальные. Действие происходит (и в этом есть некий смысл, некая символика, некая загадка) в Крыму, где в своей резиденции – в Форосе – был заперт первый президент СССР Михаил Горбачев.

Путч идет как бы фоном, приглушенно, в фильме нет ни Горбачева, ни Фороса. Есть молодежь из высших слоев общества, та, которая затем станет нынешними хозяевами жизни, есть флирт, любовь, смерть, КГБ. Но частное отражает общее, и в судьбах героев преломится общее состояние общества.

Авторы фильма – Владимир и Лев Прудкины, израильтяне, выросшие в семье народного артиста СССР Марка Прудкина – одного из столпов МХАТа. Происхождение определило их судьбу, как они того ни хотели.

Владимир Плоткин – сын Марка Прудкина, вначале думал быть математиком, учился на мехмате МГУ, а затем оказался на сцене знаменитого студенческого театра, играл сам, ставил спектакли, поступил в театральную студию к Олегу Ефремову, много ставил, став впоследствии заместителем художественного руководителя МХАТа. Самое интересно, что и его сын – Лев, - внук гениального артиста, тоже не собирался продолжать династию, он – выпускник филфака МГУ, но потом, по его собственному признанию, что-то произошло в нем, и он поступил во ВГИК на режиссуру, успел снять два небольших фильма - «Парфюмерия» (2006) и «Луна-луна» (2009). NO-ONE – первая картина, которую он снял в Израиле.

В ролях снимались такие известные артисты, как Вячеслав Жолобов, Наталия Вдовина, Лиза Боярская, Александр Феклистов; наряду с ними есть и дебют – прекрасного молодого актера Георгия Марченко (запомните это имя).

Позволю себе процитировать любопытные данные, которые сообщены в пресс-релизе, посвященном истории создания этого необычного кино.

«Владимир и Лев Прудкины, граждане Израиля, начали снимать фильм на Черноморском побережье в украинском Крыму с российскими актерами, но были вынуждены прекратить съемки из-за российской аннексии Крыма. Таким образом, черноморский курорт они решили воссоздать на средиземноморском побережье в Израиле…»

Вот, что говорит Владимир Пруткин: «Так получилось, что мы сняли, действительно, международный фильм в Израиле - с российскими, украинскими и израильскими актерами, с израильской съёмочной командой, и post-production компанией в Украине. Нам даже удалось найти в Израиле советские ретроавтомобили: белую Волгу и Москвич. Чуть ли не самым трудным было найти в Израиле крымский пляж с галькой. Пляжи Израиля песчаные, но роль галек исполнили ракушки на берегу моря в арабской деревне Джиссер а-Зарка недалеко от Кейсарии».

Кроме фестиваля в Хайфе, фильм Владимира и Льва Прудкиных будет показан также на Международном фестивале в Сиднее; создателям фильма поступили также приглашения от международных фестивалей в Гонконге и Вене.

Однако премьер фильма, его первый официальный показ состоится именно в Хайфе, в Израиле, на вновь обретенной родине Прудкиных, и они считают этот самым добрым предзнаменованием.

 Марк Котлярский, Иерусалим

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту