Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-462-0203  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Люди Тегерана в Вашингтоне

02/12/2022 7 Дней

Бывший министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф недавно стал соавтором книги на фарси о ядерной сделке 2015 года, которая многое рассказывает нам о том, как следует оценивать ядерные переговоры, проходящие в Вене между Ираном и группой P5+1 (США, Россия, Китай, Франция, Германия и Великобритания). Книга под названием «Ядерная сделка: нерассказанная история СВПД, прогноз безопасности, прав и развития Ирана» проливает свет на важнейший вопрос. Как США смогли принять условия переговоров с Ираном по всем основным вопросам, несмотря на двухпартийную оппозицию незаконной ядерной программе Ирана?

Иранский правозащитник Хешмат Алави перевел соответствующую часть мемуаров Зарифа на своей странице в Твиттере. Зариф написал, что в 2014 году режим решил отправить копию своего проекта соглашения другим переговорным группам через «человека, поддерживающего контакт с делегацией США, и активного члена Международной кризисной группы (МКГ)».

«Цель, - пояснил Зариф, - заключалась в том, чтобы проложить путь для лоббирования нашего проекта соглашения».

Зариф написал, что этот крайне секретный шаг привел к желаемому результату. После того как член МКГ по Ирану Али Ваез получил иранский проект соглашения, МКГ опубликовала свой собственный программный документ, автором которого был Ваез и который отражал содержание иранского проекта. Документ Ваеза «Иран и P5+1: решение ядерного кубика Рубика» был принят американцами и стал основой для ядерной сделки 2015 года.

До 2014 года начальником Ваеза был Роберт Мэлли, который в том же году перешел на работу в администрацию Обамы после того, как занимал должность программного директора МКГ по Ближнему Востоку и Северной Африке. Вскоре после прихода в администрацию Обамы в качестве специального помощника президента и координатора Белого дома по Ближнему Востоку, Северной Африке и региону Персидского залива Мэлли стал ведущим членом команды США по переговорам с Ираном.

В 2017 году Мэлли вернулся в МКГ в качестве руководителя отдела политики, а затем стал ее председателем. Мэлли снова покинул МКГ в 2021 году, когда президент Джо Байден назначил его своим посланником на переговорах с Ираном.

Как отметил Алави, МКГ отрицает, что выступала в качестве лоббиста и фактически являлась доверенным лицом Ирана, выставляя иранский проект соглашения как свой собственный. Правда это или нет, но послужные списки Мэлли и Ваеза говорят о том, что даже если они не «отмывали» иранский проект соглашения, чтобы подсунуть его команде Обамы, они уже давно являются поборниками иранского режима и апологетами его террористических приспешников. Оба они выступают за полное снятие ядерных санкций с Ирана. В октябре прошлого года, когда Иран все еще отказывался возобновить ядерные переговоры после смены правительства в Тегеране и тем самым дал понять Вашингтону, что не примет каких-либо значимых ограничений на свою ядерную программу, Мэлли заявил: «Мы готовы снять все санкции, которые ввела администрация Трампа».

Ваез, в свою очередь, нападал на санкции и защищал ядерную и ракетную программы Ирана, среди прочего. Он хвалил нынешнее правительство во главе с Эбрахимом Раиси, известным как «тегеранский мясник» за его ключевую роль в массовом убийстве десятков тысяч диссидентов в 80-е годы.

Мэлли и Ваез выступали в качестве апологетов иранских террористических организаций Хезболла и ХАМАС. В 2008 году Мэлли исключили из президентской кампании Обамы после того, как выяснилось, что он поддерживает значительные контакты с террористами ХАМАС и Хезболлы. Недавно Мэлли выступил в защиту своих связей с террористами. По словам Мэлли, «это ошибка» - считать ХАМАС и Хезболлу только террористическими группировками. По его словам, «это социальные движения, возможно, наиболее укорененные в своих обществах».

Алави подтвердил, что иранские государственные СМИ называют Ваеза «протеже Зарифа» и человеком, «который сыграл главную роль в составлении текста ядерного соглашения 2015 года».

Иранские СМИ также сообщили, что на текущих переговорах Ваез выступает в качестве посредника между делегациями США и Ирана в Вене вместе с постпредом России Михаилом Ульяновым.

Когда Байден назначил Мэлли своим главным посланником на переговорах с Ираном, многие комментаторы утверждали, что этот шаг был направлен на то, чтобы угодить крылу Берни Сандерса и прогрессивного «Отряда» в Демократической партии. Байден, утверждали они, гораздо умереннее, чем Мэлли. Хотя это и утешительно, но это утверждение игнорирует долгую историю поддержки Байденом иранского режима, будь то в качестве сенатора, вице-президента или сейчас в качестве президента.

В 1979 году, как и бывший в то время президентом Джимми Картер, Байден поддержал аятоллу Хомейни и его революционеров, когда они свергли шаха и превратили Иран в исламскую теократию. В отличие от Картера, который разочаровался в Хомейни и его приспешниках после того, как иранские революционеры взяли штурмом посольство США в Тегеране и захватили в заложники американских дипломатов, Байден продолжал их поддерживать. На протяжении всего кризиса с заложниками Байден был в Сенате одним из самых ярых противников решительных действий США по их освобождению.

После терактов 11 сентября, Байден, в то время председатель сенатского комитета по иностранным делам, выступил за то, чтобы послать Ирану подарок в размере 200 миллионов долларов в знак поддержки Штатами исламского мира.

Байден был архитектором вывода войск США из Ирака в 2011 году, который фактически передал контроль над страной иранским марионеткам и приспешникам. Байден был одним из самых ярых сторонников решения тогдашнего президента Барака Обамы заключить ядерную сделку с муллами, несмотря на то, что она открыла Ирану дорогу к получению ядерного арсенала и разрушила структуру альянса США на Ближнем Востоке, поставив под угрозу арабских союзников Америки и Израиль.

После того как тогда еще президент Дональд Трамп отказался от ядерной сделки в 2018 году из-за нарушения Ираном ограничений, наложенных сделкой на его ядерную деятельность, Байден пообещал, что вернется к сделке в случае своего избрания.

Вскоре после своего избрания он исключил хуситов, йеменскую группировку и марионеток Ирана, из списка иностранных террористических организаций. Он прекратил применение американских санкций против Ирана и за последний год отменил многие из наиболее эффективных санкций. Байден также убедил Южную Корею и Катар выплатить Ирану миллиарды долларов.

И Байден назначил Мэлли главой переговорной команды США. Не стремясь ужесточить умиротворяющую позицию Мэлли по Ирану, Байден оказал ему полную поддержку против всех недоброжелателей. Когда премьер-министр Нафтали Беннет отказался встретиться с Мэлли во время его визита в Израиль в ноябре прошлого года, Байден резко отреагировал. Байден отомстил Беннету, отказываясь разговаривать с израильским премьером в течение нескольких месяцев.

Две недели назад три члена переговорной группы США в Вене подали в отставку. Во главе с заместителем Мэлли, экспертом по международным санкциям Ричардом Нефью, эти трое считали, что подхалимство Мэлли по отношению к Ирану контрпродуктивно. По данным «Уолл-стрит Джорнэл», эти три человека считали, что, учитывая ядерный прогресс Ирана, сделка 2015 года больше не актуальна. Они также выступали за то, чтобы осудить Иран за нарушения ядерной сделки через Международное агентство по атомной энергии ООН. О споре между Мэлли и Нефью сообщили Байдену. Байден встал на сторону Мэлли. Нефью и его коллеги подали в отставку.

Созвучие политики Мэлли и Байдена неизбежно приводит к выводу, что администрация не может считаться партнером тех, кто стремится преградить Ирану путь к ядерному оружию. Она - партнер Ирана. Никакая сделка, в которой заинтересован Байден, не заблокирует путь Ирана к ядерному арсеналу. Если сделку заключат, единственными, кто от нее выиграет, станут Иран и его марионетки-террористы. Они обогатятся за счет отмены санкций.

Как эти реалии отразятся на Израиле?

Действия правительства Беннета-Лапида-Ганца в отношении Ирана создают впечатление, что лидеры Израиля не хотят признать, что это реальность, в которой мы живем. В понедельник, 7 февраля, после первого за несколько месяцев разговора с Байденом, Беннет заявил, что Израиль сохраняет свободу действий «в любой ситуации», независимо от того, будет ли достигнуто соглашение между Ираном и мировыми державами.

К кому обращался Беннет, когда говорил это?

Он говорил не с аудиторией внутри страны. В Израиле никто не спорит с тем, должен ли Израиль сохранить способность и свободу действовать самостоятельно, чтобы предотвратить создание Ираном ядерного оружия. Израильтяне считают, что в этом и состоит политика правительства.

Очевидной аудиторией для заявления Беннета была администрация Байдена. Заявление Беннета, как и отправка его советника по национальной безопасности Эяля Хулата в Вашингтон, продемонстрировали, что Беннет все еще верит, что Байдену интересно мнение Израиля, и что Израиль может повлиять на позицию Байдена по Ирану. И Беннет не одинок. Министр иностранных дел Яир Лапид и министр обороны Бенни Ганц своими заявлениями и действиями также дали понять, что они не понимают, что в администрации Байдена Израилю не с кем работать по связанным с Ираном вопросам.

Кто-то может сказать, что у Израиля нет другого выбора, кроме как выставлять гармоничными свои отношения с администрацией Байдена. Признание того, что администрация Байдена враждебно относится к экзистенциальным интересам Израиля, подорвет международную позицию Израиля.

Но у этого аргумента есть и обратная сторона. Похвалы Беннета, Лапида и Ганца в адрес Байдена и его команды, а также их лоббистские усилия, направленные на них, отдаляют реальных союзников Израиля в попытке помешать Ирану стать региональным гегемоном с ядерным оружием. К союзникам Израиля относятся суннитские арабские государства Персидского залива, Египет и республиканцы в Конгрессе. Все они возмущены проиранской позицией Байдена. И для них поклоны и похвалы Байдена со стороны Иерусалима - это знак того, что Израиль больше не намерен всерьез заниматься предотвращением превращения Ирана в государство с ядерным оружием.

Саудовцы и эмиратцы реагируют на предательство администрации, занимаясь поисками путей отхода. С одной стороны, они идут навстречу Тегерану. Вместе с Египтом они укрепляют свои связи с Китаем и Россией. С другой стороны, они держатся ближе к Израилю. Визит Ганца в Бахрейн, как и визит президента Ицхака Герцога в Абу-Даби, были признаками того, что арабские государства все еще сохраняют надежду на то, что Израиль возьмет ситуацию в свои руки и снова станет лидером в борьбе с Ираном.

Что касается республиканцев, то они по-прежнему решительно выступают против восстановления ядерной сделки 2015 года и снятия санкций с Ирана. Недавно 32 сенатора-республиканца подписали письмо Байдену, в котором говорится, что они будут блокировать реализацию любой сделки, которую только вынесут на утверждение Сената.

Основанная на реальности политика Израиля будет сосредоточена на работе с союзниками Израиля, которые видят иранскую угрозу так, как ее видит Израиль, а не с администрацией, которая рассматривает Израиль как угрозу для своей цели - переориентации и ухода Америки от Израиля и арабов-суннитов в сторону Ирана и его союзников по терроризму. До тех пор, пока лидеры Израиля будут отрицать поддержку Байденом иранского режима, они будут подрывать авторитет Израиля в глазах его союзников и тем самым ослаблять способность Израиля действовать самостоятельно или вместе с этими союзниками в стремлении заблокировать продвижение Ирана к созданию бомбы.

Канал «7 Дней» в Телеграм

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту