Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Кого первым будет бомбить Байден?

12/04/2020 7 Дней

«Америка вернулась». Именно это избранный президент Байден заявил на прошлой неделе после объявления кандидатов на посты в свой кабинет министров. Вроде как настроение поднимает все тем, кто сильно нервничал во время президентства Трампа и хотел возвращения «нормальности». Но радость в мире может быть недолговечной, потому что, глядя на новые назначения в Белый дом, больше невозможно сомневаться в том, чем Америка будет заниматься в ближайшие 4 года. Джо Байден - реставратор, который, очевидно, намеревается дать Америке и остальному миру настолько точную копию администрации Обамы, насколько сможет. Возможно, вернее будет сказать, что американская исключительность вернулась.

Байден предлагает вернуть все, что было до появления Дональда Трампа. Это халтурный товар по двум причинам: все было не очень хорошо до того, как Трамп поселился в Белом доме, и все будет не очень хорошо, если, как достаточно ясно показывают назначения Байдена, наш 46-й президент будет упорно притворяться, что 44-й президент все сделал правильно.

Расовое, культурное и гендерное разнообразие будет в порядке вещей в администрации Байдена. Он обещает «самый разнообразный кабинет в истории», и среди предложенных им кандидатур действительно полно женщин и небелых граждан. Бывший госсекретарь Обамы Хиллари Клинтон тоже использовала тему разнообразия во время своей кампании 2016 года, предлагая женщин, черных, американцев азиатского происхождения, латиноамериканцев и других разнообразных господ-товарищей на высокие посты.

Но сейчас в цене, видимо, именно разнообразие личности, а не разнообразие мышления, потому что все люди, предложенные Байденом, мыслят одинакового. Это попытка убедить, сделать вид, как это делал Барак Обама в свое время - оформлял витрину некрасивого внешнеполитического режима.

По эту сторону океана выходят заголовки о неизменном намерении команды Байдена использовать внешнюю политику для воссоединения с мировым сообществом. «Команда Байдена собирается укрепить мировые альянсы», - объявила газета New York Times на первой странице на прошлой неделе, в то время как «Демократия сейчас!», радиопрограмма, поддерживающая Демократическую партию, говорит об этом так: «Назначения Байдена в области национальной безопасности сфокусированы на многосторонности, международном сотрудничестве».

Мы, американцы, любим слова с множеством слогов. И нам нравится думать, что у них есть какое-то еще значение, кроме того, что можно найти в толковом словаре Мерриам-Вебстер.

Преобладающая в последнее время тема - многополярность, альянсы, партнерства, общая ответственность - также прослеживалась с самых первых дней правления администрации Обамы. Наиболее важные из недавно объявленных назначений Байдена в кабинет министров и на должности советника по национальной безопасности - соответственно, Энтони Блинкена в Госдепартамент, Джейка Салливана в качестве советника по национальной безопасности – кажутся обычными: мы не можем решить мировые проблемы в одиночку, говорят они с торжественной уверенностью.

Это прекрасная мысль, все еще прекрасная. Но нам лучше внимательно посмотреть, кто эти люди – пережитки двух администраций Обамы - и внимательно прислушаться к тому, что они говорят. Все эта возня с «альянсами и партнерскими отношениями» не принесла ничего хорошего, когда ее пытался применить Обама, и нет никаких оснований предполагать, что 4 года спустя из этой идеи вдруг что-нибудь получится.

Люди Байдена – сторонники идеи американской исключительности - истинные верующие в заветную судьбу страны, освещающей путь человечества. В этом нет ничего нового и примечательного: наше сознание избранных восходит к проповеди Уинтропа «Город на холме», произнесенной перед пуританами, отправлявшимися в наши края из Саутгемптона в 1630 году.

Но пока эта проповедь остается непререкаемой, никто не будет менять направление американской внешней политики так, чтобы умозрительно реагировать на реалии 21-го века. Главным среди них является паритет между странами, особенно западными и не западными.

Чтобы поставить этот вопрос в полезный контекст, одним из предполагаемых первоначальных грехов Дональда Трампа, совершенных во время его президентской кампании в 2016 году, была его неприкрытая дезавуация нашей идеологии исключительности. «Мне не нравится этот термин, буду с вами откровенен, - сказал он техасской аудитории. - Я думаю, что это не очень хороший термин: "Мы исключительные, а вы - нет"». Три года спустя, когда борьба за переизбрание Трампа была полностью завершена, человек, названный теперь советником Байдена по национальной безопасности, опубликовал в Atlantic энергичный аргумент «за спасение идеи американской исключительности». Джейк Салливан выдал «аргумент в пользу новой американской исключительности... как основы американского лидерства в 21-м веке».

Все, что будет вытекать в течение следующих 4 лет из Белого дома, Госдепартамента, Пентагона и аппарата национальной безопасности, будет отражать эту веру. Но как совместить все разговоры о партнерстве с «глобальным лидерством», другой байденской темой? Когда следующий президент заявляет, что «Америка вернулась», нужно внимательно прочитать заявление, чтобы понять истинный смысл: «Наша команда отражает тот факт, что Америка вернулась. Готовая вести за собой мир, а не отступать от него. Снова сесть во главе стола».

Америка уже давно требует, чтобы враги сохранили за ней место «во главе стола», а Холодная война - дело ближайшего времени. Насколько можно судить, Китай и Россия должны служить главными организационными принципами администрации Байдена. Следует отметить в этой связи: стратегическое соперничество с китайцами и русскими было главной темой встречи министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе на этой неделе, встречи, которая стала последней для Майка Помпео перед тем, как его заменит Блинкен.

Блинкен и Салливан в настоящее время готовятся к вербовке европейцев, Индии и многочисленных восточноазиатских стран по мере того, как США начинают новую и опасную «холодную войну» с Китаем. Это, конечно, прямое продолжение ультравоинственного дела Помпео. Но Помпео не так уж далеко ушел в этом вопросе, и команда Байдена не преуспеет также. Никто из азиатов, даже вечно лояльные японцы и уж точно не от природы внеблоковая  Индия, не хотят иметь ничего общего с шумной антикитайской коалицией. Даже Тайвань не хочет конфронтации, он хочет защиты. Ни одна из этих стран не хочет превратить регион в еще один очаг длительной напряженности.

Сейчас уже известно, что Байден продлит новый договор СНВ с Россией, срок действия которого истекает в начале следующего года. Это мудро, и есть надежда, что Байден пойдет дальше по пути сокращения ядерных вооружений. Но для избранного президента это вопрос контроля над вооружениями, а не вопрос американо-российских отношений.

Будут ли европейцы вновь идти на фронт новой холодной войны? Можно очень в этом сомневаться. Если 4 года Трампа и прояснили что-то в трансатлантических отношениях, так это то, что континент больше не хочет быть втянутым в очередной антироссийский крестовый поход Вашингтона. Эмманюэль Макрон последовательно высказывался по этому вопросу на протяжении нескольких последних лет. Это правда, что у президента Франции комплекс де Голля, но он просто более прямолинеен, чем другие, в выражении того, о чем думают многие европейцы.

До прошлой недели считалось, что наряду с Парижским климатическим соглашением и ВОЗ, Байден также вернет Америку в многостороннее соглашение, регулирующее ядерные программы Ирана. Убийство доктора Мохсена Фахризаде все усложнило, но было весьма сомнительно, что Байден и Блинкен пошли бы на этот шаг, даже если ведущего иранского ядерного исследователя не убили бы (почти наверняка Моссад). Байден, как и почти все другие американские политики, просто слишком близок с Израилем, который более чем доступным языком дал понять о своих возражениях против ядерного соглашения.

Так что теперь у нас есть Салливан, который говорит: «Да, мы вернемся с другими подписантами - при условии, что Тегеран выполнит "эти последующие соглашения"», которые - пожалуйста, обратите внимание - во многом будут похожи на предварительные условия Помпео. Это заведомо нежизнеспособная позиция - и легкий выход для Байдена. Чистый результат: враждебный тупик в Персидском заливе, продолжающееся отчуждение европейских стран, подписавших соглашение, увеличение трансатлантического раскола.

Если бы только лидеры Америки поняли, что с ростом новых держав, таких как Китай и Индия, и нового поколения лидеров в Европе после окончания «холодной войны», наша эпоха требует, чтобы мы приняли разнообразие перспектив. Но наши политические круги, затерянные в ностальгии, действующие из допущения и не принимающие никаких решений в течение последних 75 лет, просто не понимают намеков.

«Глобальное лидерство» Байдена будет таким же, как и все предыдущие версии - вежливый термин для американской гегемонии. Салливан, Блинкен и другие кандидаты на должности в  администрации Байдена могут называть себя энергичными сторонниками партнерства, но посмотрите внимательно: они ожидают, что союзники Америки встанут в очередь и будут делать, что им говорят. Сторонники исключительности не могут думать иначе.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту