Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

История первого крупного скандала Хантера Байдена

10/28/2020 7 Дней

Ну, это случилось немного позже, чем ожидало большинство людей, но красочное резюме Хантера Байдена все-таки превратилось в вопрос обсуждения во время предвыборной кампании. Сенсационный отчет, опубликованный в New York Post - доказательство того, что Хантер, как долгое время подозревали, воспользовался доступом к своему отцу-вице-президенту во время работы в правлении украинской энергетической компании - скорее всего, повредит кампании Джо на этих последних, решающих этапах. Более того, вопиющие попытки крупных интернет-платформ ввести цензуру в отношении этой информации, несомненно, вызовут в следующем месяце обратную реакцию у избирателей.

Когда они не вмешиваются открыто, блокируя ссылки на разоблачения, влиятельные СМИ и учреждения культпросвета полагаются на простой пиар, чтобы помочь кампании Байдена. Проступки блудного сына - от торговли влиянием до курения крэка и споров об отцовстве - расцениваются как юношеская неосмотрительность. Это щедрое запудривание мозгов заставляет нас забыть, что Хантер Байден не какой-нибудь 20-летний неудачник, просто пытающийся найти свой путь - Хантеру Байдену 50 лет, и у него за плечами длинный послужной список этических нарушений, уходящих корнями в прошлое. Burisma - это всего лишь один эпизод из затянувшейся саги о явной коррупции и ее сокрытии. Давайте вспомним начало этой саги.

В последние годы прошлого тысячелетия 26-летний Хантер Байден, только что окончивший Юридическую школу в Йеле и сын сенатора США с 24-летним стажем, получил должность заместителя руководителя предвыборной кампании по переизбранию своего отца. Он также занял уютное кресло в банковском холдинге, который случайно оказался одним из крупнейших спонсоров предвыборной кампании Джо. Менее чем через 3 года, в течение которых ему удалось стать исполнительным вице-президентом компании, Хантер отправился в Министерство торговли США, где и проработал в течение 3 последних лет администрации Клинтона. Туда его взяли по приказу министра торговли Уильяма Дэйли (родственника двух бывших мэров Чикаго, который, кстати, работал в штабе первой президентской кампании Джо). Когда Клинтон собирался уйти с поста, Хантер покинул правительство и занялся лоббированием. (Его нанял в стремительно растущий стартап соучредитель Уильям Олдейкер - другой советник Байдена в кампании 88-го года).

В 2006 году пришло время Хантеру покинуть тучные поля лоббирования. (Тот факт, что Джо снова положил глаз на Белый дом, вполне мог повлиять на это решение). На этот раз вмешался младший брат Джо, Джеймс. Он был более успешным и более дерзким, даже чем Хантер, в торговле семейными связями. Как-то Джеймс присоединился к строительному гиганту HillStone International в качестве исполнительного вице-президента за 3 недели до того, как фирма получила контракт на 1,5 миллиарда долларов на восстановление домов в раздираемом войной Ираке, в то время как Джо работал в Белом доме, помогая вести эту войну. (У Джеймса не было предыдущего опыта работы в строительном бизнесе.) Во многом он был идеальным наставником для Хантера.

Учитывая скромный характер семьи Байденов, принадлежащих к среднему классу - о чем так часто с гордостью вспоминал Джо во время своей кампании - очевидным шагом в карьере стало приобретение хедж-фонда. Джеймс стал посредником в сделке, и к концу года он, Хантер и третий партнер по имени Энтони Лотито купили фонд Paradigm Global Advisors (PGA). Хантера назначили генеральным директором. Об этой сделке в 2009 году подробно рассказал финансовый блогер Джон Хемптон, который заметил некоторые странности и несоответствия в ряде документов, связанных с PGA. Это, конечно же, преуменьшение: практически все, что связано с фондом и процессом, в результате которого он попал во владение Байденов, вызывает серьезный интерес.

Например, Хантер и Джеймс, похоже, не проявили должной осмотрительности по отношению к своему деловому партнеру и адвокату, которого он пригласил. Стало очевидно, что Лотито обманывал их, в чем Джеймс с готовностью признался под присягой весной 2007 года, как и адвокат Джон Фассиана. Показания под присягой почти комичны по своей явной наивности. К примеру: вот что рассказал тогда Джеймс: «Лотито не сообщил Хантеру или мне, что Фассиана: 1) был осужден в федеральном суде за участие в схеме кражи сотен тысяч долларов и отмывание этих денег через трастовый счет своего адвоката; 2) исчерпал все свои апелляции; и 3) все еще ожидает вынесения приговора за свои преступления.

Если бы мы знали о судимости Фассиана и его предыдущем преступном поведении, мы бы не стали нанимать Фассиана для каких-либо целей. Мы также не создали бы LLB [холдинговую компанию, которую три партнера использовали для покупки PGA], и не стали бы иметь каких-либо дальнейших деловых отношений с Лотито».

Кадровые проблемы не ограничивались и деловыми партнерами Байденов. В самом фонде у его основателя Джеймса Парка, доктора философии, который в первую очередь отвечал за управление фондом, как известно, были серьезные проблемы с наркотиками. Кроме того, он не появлялся в офисе в течение нескольких лет.

Трудно поверить, что все это было сложно выяснить. Можно подумать, что, скажем, убедиться в том, что ваш адвокат - не осужденный преступник, ожидающий приговора, было бы абсолютным минимумом должной осмотрительности при приобретении хедж-фонда с активами в 1,5 миллиарда долларов. То же самое можно сказать и о боссе-наркомане-бездельнике.

Ну, есть еще одна проблема с PGA. Как выяснилось, Хантер и Джеймс не приобретали хедж-фонд с активами на $1,5 млрд - на самом деле денег там было где-то от $200 до $300 млн. Это поднимает множество других вопросов. Как отметил Хемптон, например, PGA в 2006 году никак не смогла бы содержать своих 28 сотрудников на трех континентах на скудные доходы от этих инвестиций - вероятно, менее $3 млн ежегодно, когда все это было сказано и сделано. Имело ли место какое-либо мошенничество в отношении клиентов до или во время пребывания Байденов в должности, неясно. Несомненно, Джеймс и Хантер совершили огромную, легко предотвратимую ошибку.

Но с этого момента количество проблем только начало расти. Хемптон также обнаружил тревожные связи между PGA и Ponta Negra, подозрительным хедж-фондом (т.е. финансовой пирамидой), менеджер которого позже признал себя виновным в обвинениях в мошенничестве. Среди прочего, у PGA и Ponta Negra общими были как минимум адрес, номер телефона и маркетолог. Байдены утверждают, что Ponta Negra была всего лишь субарендатором, которого привел их маркетолог (у которого также есть своя «история маркетинга того, что [Хемптон] вежливо называет «некачественным продуктом»). Но Ponta Negra не единственная финансовая пирамида, связанная с PGA: после приобретения Байденами PGA, как сообщал Wall Street Journal, сотрудничала с известным мошенником Алленом Стэнфордом.

Хантер недолго продержался на посту генерального директора, скорее всего, из-за глубокого разочарования в том, во что он ввязался, но они с Джеймсом сохраняли за собой право собственности на PGA по крайней мере еще в 2009 году. Как именно Хантеру удалось выбраться из путаницы с PGA (и оказаться в совете директоров одной из крупнейших энергетических компаний Украины), не совсем понятно. Мы знаем, как он погасил долг, накопленный в процессе: с помощью небольшого кредита на миллион долларов, привлеченного под залог его дома. Если вам кажется, что это большая сумма, то, возможно, все дело в банке Washington First Bank, который кредит предоставил. Одним из его соучредителем был некий Уильям Олдейкер, юрист-консультант Байдена на протяжении почти всей его политической карьеры.

В самом щедром прочтении ситуации Хантер и Джеймс Байден - после многих лет извлечения прибыли из своей связи с Джо – попались на удочку крупной аферы, потеряв при этом более миллиона долларов. То, что им вообще удалось выбраться сухими из воды, вполне возможно, тоже было связано с их фамилией. Это предполагает, опять же, довольно щедрое допущение, что ни один из них не исказил положение дел в PGA, и что ни один из них ничего не знал о множестве  теневых сделок их многочисленных партнеров. Если всему этому поверить, огромная проблема все равно остается.

Предположим, что крах Paradigm Global именно так и выглядит - привычное нежелание средств массовой информации обращать на эту историю внимание заставляет нас полагаться на неполную картину, - тогда самой большой историей семейной суеты Байденов может быть не просто их готовность нажиться на своем имени (это было общеизвестно уже давно), а просто то, как легко и без долгих рассуждений некоторые Байдены оказываются в простаках. Это было бы, мягко говоря, тревожной историей сына и брата потенциального в президенты Соединенных Штатов - двух человек, которые обязательно заработают на этой должности, если у Джо что-то получится (или, по крайней мере, они попробуют).

В следующий раз, когда Байденов возьмут в дело, ставки, скорее всего, будут намного, намного выше.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту