Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Дежавю и сомнения союзников на фоне новых переговоров США и Ирана

11/29/2021 7 Дней

Высказывания в адрес Ирана, сделанные на прошлой неделе в Герцлии и Манаме, могут вызвать ощущение дежавю: как и в 2015 году, союзники США на Ближнем Востоке снова с опаской смотрят на намерение Вашингтона заключить сделку с Тегераном - а Израиль жестко обозначает свою позицию по этому вопросу.

Этот сценарий разворачивается, в то время как США начинают непрямые переговоры с Ираном, намереваясь вернуться к ядерной сделке, заключенной в 2015 году в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Во время «Манамского диалога», форума, который проводил Международный институт стратегических исследований в столице Бахрейна, министр обороны США Ллойд Остин заявил, что «Соединенные Штаты по-прежнему привержены делу предотвращения появления у Ирана ядерного оружия. И мы по-прежнему привержены дипломатическому решению ядерного вопроса. Но если Иран не готов к серьезному взаимодействию, то мы рассмотрим все варианты, необходимые для обеспечения безопасности Соединенных Штатов».

Однако, когда пришло время задавать вопросы, стало ясно, что многие из присутствовавших экспертов и чиновников со всего Персидского залива сомневаются в приверженности Вашингтона этой цели или даже в его заинтересованности в Ближнем Востоке в настоящее время. Отсутствие американского военного ответа на недавнюю атаку беспилотников на базу США в Сирии было одним из факторов, способствовавших появлению подобного мнения.

Координатор Белого дома по Ближнему Востоку и Северной Африке Бретт МакГерк заявил, что «если нам бросят вызов, мы защитим наш народ, в том числе путем применения военной силы, когда это необходимо, и если нам понадобится применить силу, мы готовы сделать это, причем сделать это решительно».

Но МакГерк подчеркнул, что дипломатические методы будут стоять на первом месте, и что усиление давления на Иран не заставит его «изменить [свою] ориентацию» и не стоит  ждать, что «режим рухнет под бременем санкций».

Советник по национальной безопасности Эяль Хулата, выступая во время той же дискуссии, не согласился: «Иран не пойдет на уступки только потому, что мы их вежливо попросим... Тот, кто говорит, что давление не работает, должен посмотреть, как давление со стороны республиканской и демократической администраций заставило Иран изменить свою политику».

Два дня спустя премьер-министр Нафтали Беннет выступил с важной программной речью об ответе Израиля на иранскую угрозу, подчеркнув, что «даже если произойдет возврат к соглашению [с Ираном], Израиль не является одной из сторон этого договора – у него нет по нему каких-либо обязательств».

Это сложная ситуация, добавил Беннет, поскольку между Израилем и его крупнейшими союзниками есть разногласия. Но, тем не менее, Израиль сохранит свое право действовать самостоятельно из соображений самообороны.

Это заметное изменение позиции по сравнению с предыдущими заверениями Беннета о сотрудничестве с США и сохранении разногласий в тайне.

Его слова напоминали заявления 2015 года, которыми обменивались другой президент США и другой премьер-министр Израиля. Израиль, ОАЭ и Саудовская Аравия разделяют озабоченность по поводу иранской сделки, которая не ограничивает вредоносные действия Исламской Республики на Ближнем Востоке, включая ее ракетную программу и - в обновленном варианте 2021 года – программу военных беспилотников. Они говорят, что ядерные ограничения в отношении Ирана не достаточно надежны и долгосрочны. Израиль снова громче всех заявляет об этом.

Однако между 2015-м и 2021-м есть много различий.

Иран, например, действует смелее, чем тогда. В начале этого года он начал обогащать уран до 60%, что намного превышает любые гражданские потребности, и получил металлический уран - компонент ядерного оружия.

Хотя аятолла Али Хаменеи, в конечном счете, руководит страной, новый президент Ирана Эбрахим Раиси более открыто выступает против Америки и Запада, чем его предшественник. Занимая пост судьи, он контролировал казнь тысяч диссидентов, что является плохим знаком для тех, кто надеется сдержать ядерные амбиции Тегерана.

Переговорщики Раиси заявили, что переговоры с США касаются не ядерной проблемы, а только отмены санкций. Бывший президент Дональд Трамп ввел жесткие санкции против Ирана, чтобы заставить его согласиться на гораздо более жесткие условия сделки, но администрация Байдена заявила, что санкции были направлены на смену режима.

Несмотря ни на что, ни одного из этих результатов достигнуть не удалось. Иран заявил, что он готов говорить только об уступках по СВПД, а режим все еще находится у власти.

Официальные лица в Вашингтоне скептически относятся к тому, что переговоры в Вене увенчаются успехом, поскольку Иран не стремится идти на уступки. Однако администрация Байдена продемонстрировала готовность значительно смягчить свою позицию, предложив сделку по формуле «меньшее за меньшее», согласно которой Иран остановит, но не прекратит полностью, обогащение урана в обмен на снятие некоторых санкций.

Израиль считает, что это еще хуже, чем СВПД: США ослабят давление на Иран, а взамен получат нечто, по сути, бесполезное, потому что Иран может просто продолжить свою ядерную программу с той позиции, на которой ее заморозили 6 лет назад.

В отличие от 2015 года, когда СВПД ввел режим инспекций - пусть и несовершенный, - Иран ставит перед Международным агентством по атомной энергии одно препятствие за другим. Его генеральный директор Рафаэль Гросси после визита в Иран, по сути, признал это: «Мы не смогли достичь соглашения... Мы близки к тому моменту, когда я не смогу гарантировать непрерывность получения информации».

Положительный момент заключается в том, что у Израиля сейчас больше союзников в регионе, чем раньше.

Возвращаясь к «Манамскому диалогу», Хулата призвал к созданию единого и решительного фронта против Ирана, включающего США, ОАЭ, Бахрейн, Израиль и - что особенно важно - Саудовскую Аравию и Ирак.

Это произошло на той же сцене, с которой годом ранее саудовский чиновник обругал директора Иерусалимского центра по связям с общественностью Доре Голда, доверенное лицо тогдашнего премьер-министра Биньямина Нетаньяху. В этом году подобных инцидентов не было, и, как сообщается, не было публичных возражений против того, что Хулата называет саудовцев «друзьями».

Кроме того, 24 ноября министр обороны Бенни Ганц находился в Рабате для подписания меморандума о взаимопонимании между Израилем и Марокко в области обороны.

Эти союзники сотрудничают с Израилем и США над проведением совместных военных учений, призванных послать сигнал Тегерану.

Однако, как сказал бывший глава Моссада Тамир Пардо на той же конференции в университете Райхмана после выступления Беннета, независимой подготовки Израиля для противостояния Ирану недостаточно, потому что «только США знают, как» действительно остановить Иран.

И американские союзники в регионе, от Израиля до Персидского залива, недавно показали, что они не уверены в том, что США действительно придерживаются своих обещаний.

 

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту