Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Демократы и прогрессисты: Самое важное решение Байдена

01/26/2021 7 Дней

Новая администрация Джо Байдена стоит перед необходимостью принять жесткие решения по ряду вопросов - от контроля над южной границей до решения вопросов, связанных с Ираном. Но один выбор доминирует над остальными: Намерен ли Байден править с позиции левого центра или пойти на далеко идущие уступки прогрессивному крылу своей партии?

Назначения Байдена и ранние указы говорят о том, что он хочет править как левоцентрист, но его «золотая середина» будет гораздо более прогрессивной, чем при президенте Обаме, потому что Демократическая партия неуклонно соскальзывает влево.

Как президент Байден разрешит напряженность между левым крылом своей партии и ее центром, склоняющимся в сторону интересов истеблишмента и корпораций? Его первый день в должности показал один из вариантов. Он будет сигнализировать о своей эффективности прогрессистам по таким горячим вопросам, как трубопровод Keystone XL, Гуантанамо и Парижское соглашение о климате. Он не будет строить стену на границе. Он хочет повысить минимальную зарплату. Эти жесты предназначены для того, чтобы угодить партийным активистам, при этом он надеется, чтобы эти меры не слишком дорого обойдутся обычным избирателям. Лучше всего то, что они не требуют никаких назойливых, отнимающих много времени процедур, таких как фактическое принятие законов и ратификация договоров. Они будут реализовываться при помощи президентских указов и бюрократических правил.

В более широком смысле, президент Байден будет использовать исполнительные приказы, бюрократические правила и назначения, чтобы успокоить жизненно важные группы влияния своей партии в области образования (профсоюзы учителей), уголовного правосудия, расовых отношений, иммиграции и окружающей среды. Какими бы важными ни были эти политические меры, Байден не намерен удовлетворять далеко идущие социалистические требования Берни Сандерса, Элизабет Уоррен и Александрии Окасио-Кортес.

Насколько далеко Байден намерен зайти, насколько велика цена, которую он готов заплатить, станет ясно, когда его регулирование энергетики начнет сокращать рабочие места, а его политика в области иммиграции и правопорядка приведет к росту преступности, особенно в бедных общинах.

Мы уже видим, как растет напряженность среди демократов по поводу правил по борьбе с COVID, которые опустошают государственные и местные бюджеты, потому что они больно бьют по местному бизнесу и налоговым поступлениям, которые он генерируют. Как вы собираетесь платить профсоюзам государственного сектора, если налоги не поступают в муниципальную казну Чикаго и Нью-Йорка? Единственный растущий бизнес там - это прокат трейлеров U-Haul. Байден может отложить оплату госсчетов, печатая больше денег, но даже там он сталкивается с фискальными и политическими ограничениями.

Чем умереннее политика Байдена, тем сильнее его будут пинать прогрессисты. Тем не менее, президент и его сторонники считают, что смогут одержать верх по трем причинам. Во-первых, он побеждал крайне левого кандидата на праймериз, начиная с Южной Каролины, после того, как демократические избиратели наконец-то столкнулись с резким выбором между Байденом и Берни. Избиратели-демократы и партийные лидеры опасались, что Сандерс не только проиграет битву за Белый дом, но и утянет за собой на дно кандидатов в Конгресс. Во-вторых, даже с Байденом во главе гонки сенаторы и конгрессмены-демократы прекрасно понимают, что они чуть не проиграли свои выборы, потому что прогрессивные требования были столь заметны.

Их республиканские оппоненты вели гонку против социализма, против АОК и ее «Отряда», против лишения финансирования полиции и против бунтовщиков в Портленде, Миннеаполисе, Кеноше и Сиэтле. Демократы, выкрутившиеся на этих выборах, знают, что за их проблемы на выборах напрямую ответственны левые радикалы партии – как и за судьбу проигравших умеренных демократов, которых больше нет в их рядах. Теперь у них нет причин подчиняться требованиям этих радикалов. Наконец, у прогрессистов нет никаких реальных вариантов, кроме борьбы за влияние в администрации Байдена. Да, они могут угрожать кандидатам на праймериз в «темно-синих» штатах и округах. Но только там. Они токсичны в «фиолетовых» районах, и партийные профессионалы это знают. Чем больше проблем создают эти прогрессисты, тем больше вероятность того, что демократы потеряют Палату и Сенат в 2022 году и Белый дом в 2024 году.

Эта политическая реальность и небольшое преимущество партии на Капитолийском холме будут влиять на следующий важный выбор Байдена. Будет ли он призывать Чака Шумара заключить сделку о разделении власти с лидером республиканского меньшинства Митчем Макконнеллом, чтобы администрация смогла провести законопроекты в Сенате, разделенном 50-50? Без этой сделки республиканцы заблокируют крупные законопроекты при помощи филибастера. (И Байден ясно дал понять, что не поддерживает «уничтожение» филибастера, как это делают многие его коллеги по партии).

Шумер и Байден знают, что у них нет 60 голосов, необходимых для преодоления филибастера. На самом деле, у них даже не будет простого большинства, если хотя бы один демократ начнет возражать. Это реальная проблема. Если законодательство слишком прогрессивное, сенатор-демократ Западной Вирджинии Джо Манчин с ним не согласится. Если оно слишком центристское, возражения будут исходить от таких политиков, как Сандерс, Уоррен, Джефф Меркли и Эд Марки.

Как Джо Байден, сам выходец из Сената, может преодолеть эти препятствия? Двумя способами. Во-первых, как и все современные президенты, он будет править, как монарх, издавая указы, изменяя законодательство резолюциями и направляя свой чиновничий аппарат на введение в силу правил. Такова наша демократия, что мы редко руководствуемся детальными законами, принятыми в установленном порядке избранными нами представителями. Мы руководствуемся президентским приказом и бюрократическим диктатом. Эта фундаментальная конституционная трансформация началась в середине 60-х годов, когда Линдон Джонсон принял программы «Великого общества». С тех пор только Рональд Рейган и Дональд Трамп пытались противостоять растущей власти Вашингтона, а в ее рамках – растущему влиянию исполнительной власти и федеральных агентств.

Во-вторых, если Байдену действительно нужно принять законы, то он и Шумер должны создать работоспособное большинство в Сенате и в комитетах. Если только они не уничтожат правило филибастера, построение этого большинства требует сотрудничества республиканцев. Макконнелл предложит его только в том случае, если он получит крупные уступки по разделению власти.

Тем временем, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси полностью контролирует ее ослабленное демократическое большинство. Пелоси не может позволить себе потерять многих либералов, прогрессистов, прагматиков или уменьшающееся число умеренных в своей фракции, если она рассчитывает принимать законы, опираясь только на голоса демократов. Именно в этом случае любой компромисс в Сенате будет аукаться в Палате. Демократы и республиканцы в Сенате согласятся только на центристское законодательство, которое неизбежно приведет к разочарованию прогрессистов, а также консервативных республиканцев, на Капитолийском холме и по всей стране. Когда эти компромиссные законопроекты перейдут в Палату представителей, прогрессисты во фракции Пелоси будут возражать. Если они откажутся одобрить законопроект, Пелоси не сможет принять его, опираясь только на голоса демократов. Ей понадобится поддержка лидера меньшинства Палаты представителей Кевина Маккарти и более умеренных членов его фракции.

Пелоси никогда раньше не нуждалась в помощи республиканцев, и ее стремление во второй раз объявить импичмент Дональду Трампу указывает на то, что сейчас она об этом не думает.

Хотя судебный процесс по импичменту задержит принятие повестки дня новой администрации, он не ставит перед Байденом никаких реальных дилемм. Очень трудный выбор президента заключается в том, чтобы решить, насколько прогрессивной будет его повестка дня, насколько ему нужны новые законы для ее реализации, и насколько он нуждается в двухпартийной поддержке для ее продвижения.

Все зависит от того, как далеко зайдет Байден, чтобы успокоить партийных активистов, особенно в отношении политики, которая не пользуется широкой поддержкой населения. Конечно, он будет «играть на публику» при помощи исполнительных указов и некоторых назначений, особенно тех, которые касаются окружающей среды, труда, образования и гражданских прав. Все они имеют отношение к важным для демократов группам населения. Но одних этих групп недостаточно для победы на национальных выборах. Построение более широкой коалиции без отчуждения прогрессистов - самая масштабная дилемма, стоящая перед президентом Байденом и его новой администрацией.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту