Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Что помешало Трампу нанести удар по Ирану

06/28/2019 7 Дней
 

Президент США заявил, что отменил атаку на Иран из-за опасений за жизнь мирных жителей, но на самом деле он опасался того, к чему может привести подобная атака

Действия президента США Дональда Трампа в последнее время стали наиболее важным сигналом развития ситуации на Ближнем Востоке. Отмечалось, что все важные составляющие, необходимые для оправдания военной операции США против Ирана, наконец проявили себя.

Ситуация в Персидском заливе обострилась, когда саудовские и японские танкеры были повреждены во время нападения с моря. Без каких-либо решающих доказательств виновником объявили Иран. Ракеты, выпущенные йеменскими хуситами по территории Саудовской Аравии, спровоцировали новые призывы к проведению атаки против Ирана.

Иран сократил период, в течение которого он ускорит обогащение урана и, таким образом, нарушит ядерную сделку. Командование иранской армии и Корпуса стражей революции пригрозило нападением на американские цели в случае атаки Ирана. Напряжение достигло предела, когда на прошлой неделе Иран сбил американский беспилотник.

Удару по Ирану, таким образом, была предана необходимая легитимность, потенциальные иранские цели определены, приказ о применении силы получен. Но вдруг – ничего не произошло. Все вернулось на исходные позиции.

При ближайшем рассмотрении два предлога для начала американской атаки были неубедительны. «Косвенного доказательства» недостаточно для начала удара, который в мгновение ока может перерасти в региональный конфликт. История со сбитым беспилотником оказалась запутанной: американцы говорили, что БПЛА сбили над международными водами, иранцы настаивали на том, что он нарушил их воздушное пространство.

Подобное доказательство часто использует Израиль для оправдания нанесения ударов по ХАМАС, и эти удары не носят масштабного характера, следовательно, не могут повлиять на ситуацию на Ближнем Востоке в целом. Но его недостаточно для мировой державы, которой необходимо принимать во внимание возможность нанесения ответного удара по близким союзникам США. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, по крайней мере, публично, заявили, что они не хотят начала войны в Персидском заливе.

Представители министерства обороны Израиля сказали, что Иран может задействовать свои отряды в Ливане и Сирии как в ответ на удар, так и для оказания давления на Вашингтон. И только правительство Израиля, которое должно было принять позицию саудовцев, так как израильские цели находятся в иранском списке, сохранило молчание.

Трамп объяснил свое решение не проводить удар тем, что пожелал сохранить жизнь 150 иранцам. Подобное гуманистское объяснение могло бы показаться приемлемым, если бы оно исходило не от президента, который все еще вооружает саудовскую армию, истребляющую жителей Йемена тысячами. Трамп также не очень расстроился, когда во время нанесения ударов по Сирии против боевиков Исламского государства там погибли тысячи сирийцев. Также Трамп не сильно озабочен судьбой мигрантов, прибывающих в США из Мексики, так с чего бы ему волноваться о 150 иранцев?

Как бы там ни было, разве о вероятной гибели 150 человек не было известно до того, как был отдан приказ о нанесении удара? Американской разведке стоит отдать должное за то, что она смогла просчитать количество жертв во время такой атаки, но было бы интересно узнать, с каких это пор такое количество потерь перестало быть побочным ущербом и превратилось в гуманитарную катастрофу, которую Вашингтон не в состоянии пережить.

Но важен тут не процесс принятия решений Трампа. Важны тут последствия его недавнего решения по зоне противостояния в Персидском заливе и за его пределами.

У американской администрации в отношении Ирана есть определенное видение и цели, но у нее нет стратегии, которая помогла бы их достичь.  Санкции, которые Трамп ввел, стали одними из самых жестких для Ирана, но спустя 8 месяцев после их введения Иран и не думает сдавать позиции.

В своих регулярных отчетах аналитики указывают на огромные потери, которые несут иранцы, на исход компаний, которые могли бы инвестировать в страну, и на то, что большинство потребителей иранской нефти прекратили закупать ее у Исламской республики. Но мы не видим информации или оценки того, как долго Иран способен существовать в условиях столь жестких санкций.

Ирак при Саддаме Хусейне жил под санкциями в течение 10 лет, причем те санкции были жестче, чем те, что действуют сегодня против Ирана. Режим Саддама в итоге удалось свергнуть только на поле боя. Нет доказательств тому, что иранский режим будет действовать как-то по-другому, но администрация Трампа не представила какой-либо практической стратегии для ситуации, в которой Иран будет придерживаться своей политики и откажется вести переговоры по новому ядерному соглашению. Готовы ли США начать полномасштабную войну, чтобы свергнуть иранский режим?

Решение Ирана выйти за рамки условий нынешнего ядерного соглашения, судя по всему, дает США и странам Запада, подписавшим соглашение, повод для удара по Ирану. Но эти согласованные действия потребуют достижения консенсуса между этими странами.

В настоящее время его нет, и существуют большие сомнения, что к нему можно будет прийти. Некоторые страны Европейского Союза предпринимают серьезные попытки, хотя и без особого успеха, по созданию путей обхода американских санкций. И Россия, и Китай явно не будут помогать вести войну против Ирана.

Таким образом, Соединенные Штаты окажутся в одиночестве, столкнувшись лицом к лицу с Ираном и международным антагонизмом. Пусть даже международная антиамериканская коалиция, которая появилась на свет после выхода США из ядерного соглашения, не произвела на Трампа особого впечатления, существует фундаментальное отличие между дипломатией и войной. В любом случае, даже когда дело доходит до подобных обстоятельств, у Вашингтона, судя по всему, нет убедительного плана действий.

Дилемма, которая должна стать основным ориентиром любого военного противостояния, заключается в том, нужно ли делить его на серию атак, ориентированных на то, чтобы «направить послание», или атака должна стать последним средством и проводить ее нужно с полной силой. В других обстоятельствах ответом на нападения в Персидском заливе могли бы стать точечные однократные удары, способные донести основную идею.

Но регион Персидского залива может плохо отреагировать на узконаправленные атаки, зато способен быстро превратиться в поле боя, включающее в себя целый ряд стран. Вероятно, именно эти соображения, а не озабоченность безопасностью иранских жителей, помешали Трампу довести до конца его решение о начале удара.

Израиль, определенно, расскажет ему, что он повысил порог ответной реакции, и что Иран расценит его решение как слабость со стороны США, потому что именно так принято считать на Ближнем Востоке. С точки зрения Иерусалима, была упущена двойная возможность – направить Ирану послание, причем руками американцев, а не израильтян. Но обмен посланиями – процесс не линейный, и результата можно добиться разными способами. Израиль научился этому на других фронтах, так же как и США получили свой урок во время собственных противостояний.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту