Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-462-0203  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Что нужно делать Байдену, если Путин применит ядерное оружие?

09/22/2022 7 Дней

Президент России Владимир Путин не хочет применять ядерное оружие, так же как он не хочет продолжать свою «специальную военную операцию» против Украины. Но он продолжает воевать - потому что не может победить. Это также означает, что он все еще может сбросить ядерную бомбу, и в очередной раз он озвучил эти угрозы 21 сентября. США и их союзники - и предполагаемые друзья Путина в Китае и других странах - должны уже сейчас решить, как они будут реагировать.

Для Путина ядерная эскалация - это не способ вырвать победу из пасти поражения, а способ вырвать выживание - политическое или даже физическое - из пасти забвения. В отличие от демократических лидеров, у него нет возможности изящно уйти на пенсию после всего того, что он натворил. Он, мнимый знаток царизма, знает, что его может ожидать не самый приятный конец.

Вот почему он может вспомнить о российской доктрине, которую западные аналитики называют «эскалация ради деэскалации». Это означает применение ядерного оружия, чтобы избежать поражения в обычной (неядерной) войне. Путин взорвет одну или несколько «тактических» (в отличие от «стратегических») ядерных бомб. Это взрывы малой мощности, но достаточно мощные, чтобы уничтожить позиции украинской армии или логистический центр, но слишком «маленькие», чтобы стереть с лица земли целый город.

Сбросив такую бомбу, Путин укажет на свою готовность повторить. Его мотивация может сводиться к тому, чтобы заставить Украину капитулировать, а Запад выйти из конфликта - но не вызывая автоматического возмездия со стороны США. Путин хочет, чтобы его враги отступили, чтобы он мог объявить о победе и остаться у власти.

Такой акт отчаяния, само собой разумеется, ознаменовал бы самый мрачный поворот в истории человечества со времен Хиросимы и Нагасаки. Он не только убьет, покалечит и травмирует огромное количество невинных людей - Путин уже это делает, - но и надолго напугает весь мир.

Эскалация Путина нарушит табу времен холодной войны на использование ядерного оружия в любых целях, кроме сдерживания. Если ему покажется, что это сойдет ему с рук, другие ядерные государства-изгои возьмут с него пример. Это, в свою очередь, заставит страны, отказавшиеся от ядерного оружия во имя нераспространения или разоружения - как это сделала Украина в 90-е годы - создавать свои собственные арсеналы. С контролем над вооружениями будет покончено. Ядерная война, по замыслу или случайно, станет более вероятной в большем количестве мест.

Что же тогда должен делать президент США Джо Байден? Очевидно, что он должен сдерживать Путина, одновременно готовя ответ, если Путин пойдет на эскалацию. Но это два аспекта одного и того же решения: подразумеваемый ответ также является формой сдерживания.

Мэтью Крониг из Атлантического совета, аналитического центра, обобщил некоторые из вариантов. Один из ответов на ограниченный российский ядерный удар - удвоить, утроить или увеличить в 4 раза все меры, которые Запад уже принял против режима Путина, полностью отрезав Россию от западного мира. Вместо того чтобы уступить, Запад также направит больше оружия в Украину и больше подразделений, включая ядерные, на восточный фронт НАТО.

Такой намеренно ограниченный ответ был бы направлен на прекращение эскалации еще до ее начала. Проблема в том, что Путину эти действия могут показаться недостаточно страшными. Он уже стал изгоем, а россияне уже страдают под давлением санкций. Если он боится конца своего правления или жизни - а именно об этом сценарии идет речь, - он все равно пойдет ва-банк.

Другая проблема заключается в том, что сдержанная реакция будет выглядеть крайне неадекватной для украинцев и остального мира. Союзники Киева упадут духом. Диктаторы, такие как Ким Чен Ын из Северной Кореи, сделают вывод, что можно творить, что вздумается, и выжить.

Поэтому ответ Байдена должен быть более решительным. У него есть два варианта военных решений. Первый - ответить аналогичным образом, применив для демонстрации тактическую ядерную бомбу малой мощности, скажем, в Северном Ледовитом океане или отдаленном регионе Сибири. Ее грибовидное облако должно будет стать для Путина знаком «Стоп». Это также заверило бы украинцев и весь мир в том, что США ответят на эскалацию зеркально - что они будут настаивать на соблюдении ядерного табу.

Проблема в том, что это превратит конфронтацию в апокалиптическую схватку, которая, возможно, приведет к серии тактических взрывов. А у России, которая примерно сравнялась с США по количеству стратегических ядерных боеголовок, имеется примерно в 10 раз больше тактических боеголовок. Сценарии становится невозможно просчитать, особенно если учесть человеческий фактор. Возникает риск Армагеддона.

Поэтому лучшим военным вариантом является обычный удар США по российским силам. Целью может быть именно та база, с которой был нанесен ядерный удар. Или это могут быть российские войска в Украине.

Это стало бы сигналом для Украины и всего мира, что любое нарушение ядерного табу будет наказано. А послание Путину будет заключаться в том, что он не может пойти на эскалацию ради деэскалации, потому что Запад вмешается, чтобы нанести ему поражение.

Недостаток такого развития событий, очевидно, заключается в том, что это будет равносильно прямому столкновению между Россией и НАТО, а значит, несет риск начала Третьей мировой войны, причем Армагеддон остается одним из возможных сценариев. Путин может сделать вывод, что США не готовы применять ядерное оружие, и нанести еще больше ядерных ударов.

В связи с этим возникает еще один вопрос, на который должен ответить Байден: Когда он решит, как он будет реагировать на различные уровни ядерной эскалации, как ему сообщить об этом Путину, союзникам, врагам и общественности?

Если он хочет максимизировать сдерживающую ценность своего послания, он должен говорить ясно, конкретно и публично: «Если Путин сделает А, мы сделаем Б». Проблема в том, что Байден потеряет всю свободу действий, если Путин сделает что-то, немного отличающееся от А.

Лучший вариант - который, похоже, выбрал Байден - это быть намеренно неопределенным на публике. Недостаток этой позиции в том, что даже украинцы не понимают, что происходит. Преимущество в том, что Путину придется предполагать худшее.

Канал «7 Дней» в Телеграм

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту