Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Байден отказывается от мира на Ближнем Востоке

03/08/2021 7 Дней

По словам бывшего высокопоставленного чиновника администрации Трампа, участвовавшего в этих усилиях, администрация Трампа в последние недели своего пребывания у власти была близка к заключению мирного соглашения между Израилем и Индонезией. Чиновник сообщил, что переговоры между Израилем и самым густонаселенным мусульманским государством мира велись старшим советником тогдашнего президента Дональда Трампа Джаредом Кушнером и Адамом Болером, в то время руководителем Международной финансовой корпорации развития (DFC).

Израиль представлял занимавший пост посла Рон Дермер, а Индонезию - министр Мохамед Лутфи. Для обеспечения мира, сказал Болер в интервью Bloomberg News в декабре прошлого года, США готовы предоставить Индонезии дополнительную «помощь в размере одного-двух миллиардов долларов». Индонезия интересовалась израильскими технологиями и даже хотела, чтобы Технион (Израильский технологический институт) открыл кампус в Джакарте. Она хотела безвизового въезда в еврейское государство, а также привлечь арабские и американские средства в свой фонд национального благосостояния. Израиль хотел, чтобы Индонезия прекратила экономический бойкот еврейского государства. Прямые рейсы из Тель-Авива на Бали также обсуждались.

Преимущества мира между Израилем и Индонезией для обеих сторон очевидны. Но такой мир также принес бы огромные дивиденды США в разрастающейся холодной войне с Китаем. Расширение стратегического и экономического партнерства с архипелагом и членом АСЕАН стало бы препятствием для усилий Китая по доминированию в Южно-Китайском море, в частности, если бы Индонезия играла роль в исламско-израильском альянсе во главе с США.

«Мы добились определенных успехов в переговорах между Индонезией и Израилем», - пояснил чиновник. К сожалению, администрация Байдена остановила процесс и прекратила переговоры.

На первый взгляд администрация Байдена заинтересована в продвижении мира. Президент Байден и госсекретарь Энтони Блинкен также похвалили соглашения Авраама.

В течение 26 лет арабский конфликт с Израилем игнорировался и был оставлен на произвол судьбы. Затем внезапно, в последний год правления Трампа, ситуация в корне изменилась, когда четыре арабских государства быстро нормализовали свои связи с Израилем. Распространение соглашений на Индонезию с ее огромным населением и стратегическим расположением за пределами Ближнего Востока, превратило бы стратегический региональный сдвиг в кардинальную перемену ситуации во всей Азии.

Но, несмотря на стратегическую логику расширения соглашений Авраама и похвалы, которой удостоили их Байден и Блинкен в первую неделю своего пребывания в должности, действия новой администрации послужили подрыву соглашений, лишив их американской поддержки.

Через неделю после прихода к власти администрации Байдена Госдепартамент объявил, что «приостанавливает» продажу истребителей F-35 на общую сумму 23 миллиарда долларов Объединенным Арабским Эмиратам. Этот шаг представили как «обычную административную меру, типичную для большинства переходных процессов».

Но приостановление продажи было стратегическим шагом, а не «административной мерой». Соглашение о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ было трехсторонним. Американцы были его полноправными участниками. Продажа F-35 была способом Америки укрепить членство ОАЭ в возглавляемом американцами региональном альянсе, выражением которого были соглашения Авраама. Приостановка сделки указывала на то, что в отличие от своего предшественника, администрация Байдена не будет работать над укреплением своего альянса с арабами-суннитами и Израилем и не будет выполнять взятые на себя администрацией Трампа обязательства по развитию и поддержанию этого альянса при помощи арабо-израильского мира.

Отказ Байдена от соглашений Авраама можно понять в контексте политики США. В соответствии с ожиданиями избирателей-демократов, Байден и его команда прилагают усилия, чтобы уничтожить все достижения Трампа во внутренней и внешней политике. Оставаясь сторонником соглашений Авраама и распространяя их на Индонезию и далее, Байден, вероятно, получил бы Нобелевскую премию мира, но впал бы в немилость среди своих однопартийцев за то, что не сумел уничтожить все, что создал Трамп.

Но хотя политическая логика в этом есть, не все упирается в политику. Для Байдена и его администрации идеология важнее политики.

Администрация Байдена - самая идеологически жесткая и радикальная администрация в истории США. Гиперпартийная политика стала свойством идеологического радикализма администрации. Что касается Ближнего Востока, то ее идеологические обязательства побуждают ее к расширению возможностей Ирана и Палестинской автономии, контролируемой ООП.

С первых дней пребывания в должности высокопоставленные чиновники администрации Байдена обещали восстановить финансирование Палестинской автономии со стороны США. На пути к выполнению этого обещания имеются серьезные юридические препятствия, поскольку до тех пор, пока Палестинская администрация будет продолжать выплачивать зарплаты террористам и выдвигать обвинения в военных преступлениях против Израиля в Международном уголовном суде, США не смогут ни финансировать ее, ни возобновить работу представительства ООП в Вашингтоне. Но, тем не менее, администрация намерена двигаться вперед.

Напряженное стремление администрации расширить полномочия ПА, несмотря на препятствия со стороны закона, указывает на один аспект ее противодействия соглашениям Авраама. Эти соглашения ослабляют ПА, лишая ее возможности мешать арабским и исламским государствам заключать мир с Израилем.

В течение десятилетий, когда палестинский «партнер по миру» с презрением отвергал мир и развязывал террор и политическую войну против Израиля, арабские государства признавали, что мир между ними и Израилем должен подождать. Игнорируя обязательства США перед партнерами по соглашениям Авраама и настаивая на восстановлении поддержки ПА со стороны США, несмотря на ее незаконность, администрация сигнализирует о своем желании восстановить палестинское право вето.

Соглашения Авраама представляют собой еще большую проблему для усилий администрации по расширению прав и возможностей Ирана. В своей недавней речи бывший госсекретарь Майк Помпео заявил: «Соглашения Авраама не состоялись бы... если бы США не изменили свою политику в отношении Ирана на 180 градусов по сравнению с тем, как предыдущая администрация решала этот вопрос».

Теперь, когда администрация Байдена хочет снова повернуть политику США на 180 градусов, чтобы восстановить иранскую политику администрации Обамы, соглашения Авраама становятся помехой.

За несколько часов до того, как Байден и его советники обвинили наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана (МБС) в одобрении убийства Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле в 2018 году, СМИ узнали, что Израиль, Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн создают военный альянс против Ирана. Непонятно, связаны ли эти два события или нет, но оба они ясно дают понять, почему администрация Байдена не хочет заключения арабо-израильских или мусульмано-израильских мирных соглашений. Эти сделки препятствуют усилиям администрации по расширению прав и возможностей Ирана.

Заявленная Байденом цель по отношению к Ирану заключается в том, чтобы восстановить соблюдение Ираном обязательств и участие США в ядерной сделке 2015 года, состряпанной администрацией Обамы. Так называемый Совместный всеобъемлющий план действий накладывает временные ограничения на ядерную деятельность Ирана в обмен на массовый приток капитала. Для того чтобы убедить иранского лидера Али Хаменеи присоединиться к ядерной сделке, новая администрация пошла практически на непрерывный поток уступок Ирану и хуситам, его марионеткам в Йемене.

Она исключила хуситов из списка иностранных террористических организаций Государственного департамента и приостановила продажу оружия Саудовской Аравии. Кампания администрации против МБС является очевидной попыткой сместить его и заменить на менее яростного антииранского лидера. На прошлой неделе администрация согласилась выплатить Ирану около $7 млрд в обмен на освобождение южнокорейского судна и его экипажа, которые Иран незаконно захватил и удерживал с начала января.

Иран не только отверг жесты Америки, но и расширяет свою региональную агрессию и приближается к ядерной финишной черте. В последние недели иранцы напали на посольство Израиля в Дели. Они повредили принадлежащее Израилю судно в Персидском заливе. И растет подозрение, что массированный разлив нефти у побережья Израиля в прошлом месяце, который нанес огромный экологический ущерб морской флоре и фауне и побережью Израиля, был актом экологического терроризма, осуществленным ливийским судном, которое контрабандой перевозило сырую нефть из Ирана в Сирию.

Иранские марионетки хуситы усилили свои ракетные удары по Саудовской Аравии с тех пор, как их вычеркнули из американского списка террористов. И в то время как США используют предполагаемую роль МБС в убийстве Хашогги, чтобы оправдать ухудшение отношений с Саудовской Аравией, иранцы убивают десятки протестующих за демократию в своей провинции Белуджистан. В то время как Хашогги был бывшим офицером саудовской разведки и союзником Усамы бен Ладена, который в момент своего убийства сотрудничал с Катаром с целью подорвать саудовский режим, белуджи - невинные гражданские лица, единственное преступление которых заключается в противостоянии репрессивному режиму.

Что касается иранской ядерной программы, то в последние дни иранцы отменили инспекции своих ядерных объектов инспекторами ООН. Международное агентство по атомной энергии опубликовало доклад, в котором Иран обвиняется в проведении запрещенных ядерных работ на четырех незаявленных ядерных объектах. Хаменеи пригрозил повысить уровень обогащения урана в Иране до 60%. И вместо того чтобы ответить эскалацией санкций против Ирана, ЕС - предположительно с одобрения США - отказался от планов осудить Иран за его незаконное поведение на заседании Совета управляющих МАГАТЭ.

На пресс-брифинге 1 марта пресс-секретарь Госдепартамента Нед Прайс сказал: «Мы стремимся достичь многого с саудовцами: прекратить войну и облегчить гуманитарный кризис в Йемене; использовать наше руководство для налаживания связей по всему региону, который находится на грани войны, будь то возвращение с грани войны с Ираном к конструктивному региональному диалогу или установлению исторического мира с Израилем».

Другими словами, администрация возлагает ответственность за войну в Йемене исключительно на саудовцев. Она также обвиняет Саудовскую Аравию (и, предположительно, Израиль, ОАЭ и Бахрейн) в том, что она находится «на грани войны с Ираном», вместо того, чтобы обвинять Иран в том, что он поставил регион на «грань войны» посредством своей террористической агрессии и незаконной ядерной деятельности.

Порядок, в котором Прайс изложил задачи Госдепа, четко указывает на то, что достижение «исторического мира» между Израилем и Саудовской Аравией является наименьшим приоритетом администрации.

Прайс работал пресс-секретарем Совета национальной безопасности во время правления администрации Обамы. Там он сыграл ключевую роль в рекламе иранской ядерной сделки и разработке того, что его коллега, тогдашний заместитель советника по национальной безопасности Бен Роудс, называл информационной «эхокамерой» за ее расхваливание сделки невежественным журналистам в Вашингтоне. В прошлом году, выступая в Национальном ирано-американском совете (организации, широко рассматриваемой как неофициальное лобби иранского режима в Вашингтоне), Прайс заявил, что администрация Байдена исключит иранский Корпус стражей исламской революции из списка иностранных террористических группировок Госдепартамента.

Все вместе эти шаги администрации ясно дают понять: помимо того, что она иногда на словах выступает за соглашения Авраама, прекращение конфликта арабского и исламского мира с Израилем и установление более широкого мира между ними не является целью, к достижению которой она стремится. Действительно, для Байдена и его советников арабо-израильский мир - препятствие на пути их идеологически мотивированных усилий по расширению возможностей ООП и Ирана.

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту