Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-462-0203  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Антон Гейн: Страна негодяев

Президент Зеленский заявил об очевидном – не время российским туристам бороздить просторы Елисейских полей и мюнхенских пивных в то время как русская армия ежедневно убивает украинцев. Военных и гражданских. Комбатантов и нонкомбатантов. Мужчин и женщин. Стариков и детей.

     Страны, побывавшие под русским сапогом – Балтия, восточная Европа – поддержали украинского президента в силу простейшего рассуждения: а чего еще ждать от России, чтобы осознать необходимость ее изоляции? Взрыва на Запорожской АЭС? Глобальной ядерной войны? Старая Европа, отягощенная послевоенными человеческими ценностями, морщась от антироссийского энтузиазма постсоветских натовских неофитов, все же приняла их логику. С оговорками, оттяжкой во времени, но твердо и недвусмысленно. Гуманитарные, иммиграционные и некоторые специальные визы будут выдаваться, но потенциальным российским туристам все же предлагается наслаждаться достопримечательностями родины.

     Тема казалась исчерпанной. Но Зеленский хорошо понимал, на чью мозоль он наступает. Истерика взметнулась не из Кремля, а из глубин российской либеральной интеллигенции. Оказалось, что русских либеральных интеллигентов беспокоит не столько вторжение российских войск в Украину и убийство тысяч ее граждан, сколько международный имидж Российской, прости господи, Федерации и персональная репутация каждого ее либерального интеллигента в отдельности. Зеленскому великодушно разрешалось, как больному, говорить все что он захочет, но подчеркивалось, что изоляция россиян от цивилизованного мира – дело немыслимое, поскольку эти самые россияне – самые что ни на есть природные европейцы, к тому же страдающие под гнетом путинского режима. Уважаемый писатель Шендерович в виде примера даже вспомнил евреев, бежавших перед войной из гитлеровской Германии и не принятых некоторыми странами, из-за чего многие из них погибли в гетто. Сравнение несчастных жертв Холокоста с жизнерадостными русскими туристами, хорошо различимыми на любом пляже мира, вполне кощунственно. Однако простим писателю эмоциональный всплеск, как и он прощает украинскому президенту наезд на русскую либеральную интеллигенцию.

     К слову сказать, у настоящих российских беженцев сегодня есть достаточно возможностей покинуть неласковую родину. Многие из них это сделали давно и теперь, собираясь в Европе, горячо обсуждают не столько войну, сколько тонкости роли русской либеральной интеллигенции в современном общеевропейском дискурсе. Проще говоря, делят русских на плохих и хороших вплоть до выдачи соответствующих документов. Илья Пономарев попытался ввести во все это благолепие забытый дух боевой партии эсеров, объявив о свой причастности к организации, уничтожившей Дарью Дугину, но был с негодованием отвергнут хорошими русскими. В самом деле, к лицу ли русскому либеральному интеллигенту с оружием в руках бороться и погибать за свободу в своей стране? Разумеется, нет. Честь бороться и погибать за свободу России великодушно предоставлена украинцам, а поставлять оружие и деньги – коллективному Западу.

      Чтобы отделить агнцев от козлищ проводится огромное число опросов общественного мнения. Вопрос ставится примерно так – поддерживаете ли вы военную спецоперацию России в Украине? Покорно используемый эвфемизм «спецоперация», заменяющий пахнущую порохом и смертью «войну» демонстрирует неизбывный страх русского человека перед барским кнутом. Однако обсуждение результатов опросов начинается не с печальной фиксации тотального страха и безразличия среди российского населения, а ровно наоборот - с восхищения теми смельчаками, которые отвечая на вопросы, дерзко усомнились в правильности действий путинского режима. А кабы не Росгвардия с ОМОНом, то процент таких удальцов, мол был бы еще больше. Не восемь, а, допустим, четырнадцать. А если к храбрецам и полухрабрецам приписать молчунов, которые в душе, конечно же, в оппозиции, только стесняются публично выразить свое политическое кредо, то суммарно число несогласных может приблизиться к фантастическим двадцати трем процентам. Как в армейском анекдоте: «В военное время значение синуса может достигать четырех».

      Разумеется человек не обязан быть героем, и никто не вправе осуждать осторожное молчание или даже откровенную трусость. Речь не об этом. На самом деле вся эта скрытая оппозиция набрала в рот воды отнюдь не из-за боязни получить полицейской дубинкой по хребту или кованым омоновским ботинком по копчику. Сколько процентов российского населения держит фигу в кармане – совершенно неважно. Все опросы далеки от истины, поэтому нет смысла на них опираться. Но бывают моменты, когда совпадают желания огромных масс нормальных людей по всему свету. Двадцать четвертого февраля без всяких опросов это попросту висело в воздухе – такого быть не может, а значит В.Путин должен скоропостижно сдохнуть, и русская армия с позором изгнана из Украины. Это было искренним массовым желанием порядочных людей. Априори, без подсчетов. Что же до всех остальных, то оценить их количество нетрудно. Для этого нужно всего лишь переформулировать задаваемый вопрос. В самом деле, если рассуждать с точки зрения справедливости, глубоко укорененной в сознании всякого русского либерального интеллигента, то войска Российской Федерации должны немедленно прекратить боевые действия и покинуть пределы Украины. Это самоочевидная, минимальная, так сказать, справедливость. При этом, ни у одного русского либерального интеллигента нет ни малейших сомнений в том, что добровольно В.Путин этого не сделает никогда. Стало быть, необходимым условием безусловно справедливого отвода российских войск является их тяжелое военное поражение в Украине. Соответственно, «вопрос для опроса» должен звучать так: «Желаете ли вы разгрома российских войск в Украине?». Без всякой социологии запросто можно сказать, что на такой вопрос положительно ответят процента три россиян. Ну ладно, пять. Хорошо, с молчунами – семь.

   Это и будет ответом на вопрос, что за страна сегодня Российская Федерация. Да и не только сегодня. Когда восемь с лишком лет назад был аннексирован Крым, народному ликованию в России не было предела. Вся страна с упоением праздновала, безнаказанный грабеж. Тогда, как и сейчас, не было нужды в опросах общественного мнения. Счастье сравнительно честного отъема чужой территории висело в воздухе и переполняло сердца дорогих россиян. Так стоит ли удивляться действительно массовой поддержке агрессии русских уже против всей Украины, а не только ее части? Какая нужда мелочно копаться в процентах заведомо липовых опросов? Совершенно очевидно, что если бы Путин взял Украину за три дня, как собирался, то восторг населения во много раз превзошел бы тот подзабытый крымский. Вывод из этого следует простой и печальный: российское население радостно поддерживает успешный грабеж, а задумываться о гуманизме и общечеловеческих ценностях начинает только приложившись мордой к асфальту.

    Знакомая ситуация, правда же? Надо только заменить слово Крым на Судеты, а Украину на, допустим, Францию. Ну и Путина переименовать в его идейного отца с косой челкой и квадратными усиками. Но, конечно, любая историческая аналогия хромает. То, что происходило в Германии в середине ХХ века, сегодня  в цивилизованном мире абсолютно непредставимо. А в России – запросто. Объяснить это рациональными соображениями невозможно. Но существуют попытки анализа художественного. Как говорилось в советские времена, методом социалистического реализма в искусстве. Для этого можно перечитать, например, малоизвестную пьесу Сергея Есенина «Страна негодяев». Можно только догадываться, что заставило певца «страны березового ситца» и «волнистой ржи при луне», тонкого лирика написать произведение, в котором действуют подонки всех мастей и идейных предпочтений. В текст, который читается за полчаса, Есенин умудрился вместить и бандитов, грабящих в 1919 году в Сибири поезд с экспроприированным золотом, и полоумных комиссаров, и грязный кабак, и рассуждения об Америке, и китайского сыщика. Все заканчивается в Киеве, где бандит, спрятавшись за портретом Петра I, ускользает от полиции. На первый взгляд, все это бессюжетный сумбур. Но на самом деле, поэт, который, как известно, в России больше, чем поэт, сумел выписать короткий, и оттого предельно выразительный образ страны, отчетливее всего проступающий на переломах истории. Очередной перелом, точнее его начало, происходит прямо сейчас на наших глазах. Какие уж тут, к черту, социологические опросы.

Канал «7 Дней» в Телеграм 

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту