Объявления: 248-462-0203
Реклама: 248-702-6777  
Вход Регистрация
Раскрыть 
 

Америка не на стороне Израиля. Лишь Израиль на своей стороне

10/26/2021 7 Дней
Нафтали Беннет

Появившееся на прошлой неделе сообщение о дискуссиях, которые Израиль и США ведут сейчас по поводу иранской ядерной программы, стало настоящим потрясением. 19 октября газета «Исраэль Хайом» поместила на своей первой странице заголовок: «Иран сближается с умеренными государствами, и Израиль обеспокоен». В своей статье военный корреспондент Йоав Лимор рассказал нам две глубоко тревожные вещи о состоянии американо-израильской координации по ядерной программе Ирана. Во-первых, американцы не работают с Израилем, чтобы помешать Ирану стать ядерной державой. Они работают против Израиля.

Американцы и израильтяне согласны с тем, что Иран находится на грани ядерного прорыва, который позволит ему получить ядерное оружие, когда оно ему потребуется. Но в то время как они сходятся во мнении о том, что Иран стремится приобрести военный ядерный потенциал, они не могут прийти к согласию относительно того, каким должен быть ответ на текущее состояние иранской ядерной программы. Позиция Израиля заключается в том, что США должны предпринять дипломатические и экономические меры и, как минимум, угрожать возможностью военных действий, если Иран откажется восстановить ограничения на свою ядерную деятельность, установленные в так называемом Совместном всеобъемлющем плане действий, или СВПД, 2015 года. Ядерное соглашение 2015 года разрешило Ирану обогащать ограниченное количество урана до уровня в 3,67%. В настоящее время Иран обогащает огромное количество урана до 60% - всего в одном шаге от уровня, который необходим для использования в военных целях.

Президент США Джо Байден и его советники не хотят рассматривать вопрос о введении дополнительных экономических санкций против Ирана. Более того, администрация закрывает глаза на экспорт Ираном в нарушение санкций огромного количества нефти и газа в Китай и другие страны.

Мы не исключаем возможность военных действий, сказали американцы своим израильским собеседникам.

Американцы говорят, что они готовы рассмотреть возможность принятия дипломатических мер в той или иной форме. Но в обмен они требуют от Израиля уступок палестинцам.

Короче говоря, в статье Лимора сообщается, что США дали Израилю понять, что не предпримут каких-либо эффективных действий, чтобы помешать Ирану стать ядерной державой.

Вторая потрясающая информация в статье Лимора заключается в том, что правительство Лапида-Беннета понятия не имеет, как себя вести, столкнувшись с подобной позицией Америки. Вместо того чтобы принять реальность и начать противостоять Ирану без США, правительство Израиля предпочитает все крепче хвататься за Вашингтон.

Лимор пишет: «Израильские усилия по достижению максимального сотрудничества с США предпринимаются, помимо прочих причин, из-за того, что у Израиля осталось очень мало вариантов».

Чтобы сохранить координацию с администрацией, которая не разделяет цели Израиля, правительство Лапида-Беннета изменило цели Израиля. Теперь оно поддерживает усилия администрации Байдена по возвращению США к условиям СВПД. В 2018 году бывший в то время президентом Дональд Трамп отказался от сделки, поскольку Иран вел переговоры по ней недобросовестно и систематически нарушал ограничения, наложенные в рамках СВПД на его ядерные операции.

Во время своего премьерства Биньямин Нетаньяху выступал против всех аспектов СВПД, поскольку Нетаньяху признавал, что оно облегчает и обеспечивает легитимность ООН для программы ядерного оружия Ирана. Правительство Лапида-Беннета оправдывает свой радикальный разрыв с прошлым тем, что возвращение Ирана к ограничениям на ядерную деятельность в рамках СВПД замедлит его продвижение к созданию бомбы и даст Израилю время, которое он «может использовать для проведения дипломатической кампании и ускорения военных приготовлений, чтобы удержать Иран от создания ядерной бомбы в будущем».

Другими словами, чтобы выиграть время в своих усилиях по блокированию получения Ираном ядерного оружия, Израиль легитимизирует СВПД, которое узаконивает и гарантирует успех усилий Ирана по созданию ядерного арсенала. Правительство утверждает, что после узаконивания ядерной программы Ирана (путем поддержки СВПД) у него появится время для проведения дипломатической кампании по делегитимизации ядерной программы Ирана и для развития военного потенциала для нападения на ядерные объекты Ирана, которые узаконивает СВПД.

Оперативная и стратегическая несогласованность Израиля проистекает из неспособности правительства примириться с фактом предательства США. Отказавшись от давней оппозиции США ядерной программе Ирана, администрация Байдена не просто уничтожила надежду Израиля на координацию своих усилий с Вашингтоном. Она уничтожила мудрость, лежащую в основе 50-летнего партнерства Израиля с Америкой в области безопасности. Эта мудрость заключается в том, что партнерство Америки с Израилем в области безопасности является самой важной гарантией национальной безопасности Израиля.

Представление о том, что США - а не мощь Израиля и его готовность применить свою мощь - является самым важным стратегическим активом Израиля, появилось после войны на истощение 1968-1970 годов. Она стала основой для стратегического планирования Израиля после войны Судного дня 1973 года. В этот период, в обмен на американское оружие, Израиль согласился подчиниться требованиям США: Америка хотела, чтобы Израиль отступил и не побеждал своих врагов. В ответ на давление США Израиль не уничтожил третью египетскую армию, когда силы ЦАХАЛ окружили ее в конце войны Судного дня.

США спасли ООП и Ясира Арафата в Бейруте в 1982 году.

Они снова спасли Арафата и ООП в Рамалле в 2002 году.

Вашингтон спас Хезболлу в 2006 году.

Он спасал ХАМАС в многочисленных столкновениях, начиная с 2008 года.

США торпедировали антииранское сотрудничество Израиля с Грузией в 2007-8 годах. В последующие годы они подорвали стратегическое сотрудничество Израиля с Азербайджаном против Ирана.

В каждом из этих эпизодов израильский истеблишмент безопасности принимал приказы Вашингтона о прекращении боевых действий, потому что генералы ценили американское оружие больше, чем решительную победу.

В случае с Ираном и его ядерной программой такой подход становится причиной отсутствия у Израиля военного потенциала для существенного снижения ядерных возможностей Ирана. Несмотря на подавляющее количество доказательств того, что ядерная программа Ирана направлена в первую очередь против Израиля и что США никогда не собирались предпринимать военные действия, чтобы преградить Ирану путь к созданию бомбы, израильские генералы долгое время настаивали на том, что ядерная программа Ирана - это «международная проблема», а не проблема Израиля. Израиль, последовательно утверждали они, должен позволить США возглавить международные усилия по блокированию иранского стремления к созданию бомбы.

Наиболее ярким и роковым образом эта позиция проявилась в 2010 году, когда директор Моссада Меир Даган и начальник Генерального штаба ЦАХАЛ Габи Ашкенази отказались от приказа премьер-министра Биньямина Нетаньяху и министра обороны Эхуда Барака подготовить армию и Моссад к атаке на ядерные объекты Ирана. Мало того, что высшие командиры отказались выполнять приказ, в интервью незадолго до смерти Даган рассказал, что сообщил своему американскому коллеге, директору ЦРУ Леону Панетте, о приказе, который он и Ашкенази отклонили.

На протяжении всех лет пребывания Барака Обамы в Белом доме израильский истеблишмент безопасности отказывался признать очевидные последствия его ядерной дипломатии. Вместо этого Даган, его преемник Тамир Пардо, Ашкенази и его преемник Бенни Ганц настаивали на том, что Израиль должен придерживаться линии Обамы. Генералы выступали против дипломатических усилий Нетаньяху, направленных против СВПД.

Сегодня истеблишмент безопасности обвиняет Нетаньяху в том, что Иран вышел на финишную прямую в ядерной гонке. Генералы говорят, что Нетаньяху был неправ, убеждая Трампа выйти из ядерной сделки. Конечно, Иран сейчас обогащает больше урана до более высокого уровня обогащения, чем в 2015 году, когда он согласился на СВПД. Но, по словам участников процесса, в 2015 году у Ирана не было возможности обогащать уран до уровня в 60%.

В ходе выполнения условий СВПД Иран разработал современные центрифуги для обогащения урана до оружейного - или близкого к оружейному - уровня. Идея о том, что аятоллы не делали бы того, что они делают сейчас, если бы США не вышли из соглашения, вызывает недоверие. А после выхода США из сделки шансы перекрыть Ирану путь к бомбе стали гораздо выше, чем были до этого.

Правда заключается в том, что Нетаньяху не был бы так зависим от Трампа, а перспективы Израиля по блокированию ядерных достижений Ирана не были бы сегодня в таком хаосе, если бы не отказ истеблишмента безопасности разработать стратегические варианты блокирования пути иранского режима к ядерному арсеналу независимо от Вашингтона. Израиль не был бы там, где он находится сегодня, если бы Даган и Ашкенази выполнили приказ Нетаньяху и Барака в 2010 году.

В прошлом году руководство службы безопасности вышло из себя после того, как Трамп объявил, что США продадут ОАЭ боевые самолеты F-35. Министр обороны Бенни Ганц и его коллеги утверждали, что эта сделка подорвет качественное военное превосходство Израиля над соседями. Нетаньяху, со своей стороны, возразил, что ОАЭ не угрожают Израилю и что стратегическое преимущество, которое Израиль получает от мира с арабскими государствами Персидского залива, намного перевешивает опасность, исходящую от продажи F-35 ОАЭ.

В связи с этим спором вашингтонский эксперт по Ближнему Востоку и бывший высокопоставленный чиновник администраций Буша и Трампа доктор Дэвид Вурмсер опубликовал анализ плюсов и минусов военной поддержки Израиля со стороны США. Под названием «Размышления о гарантиях США качественного военного превосходства Израиля» статья Вурмсера стала причиной закрытых обсуждений в комитете по иностранным делам и обороне Кнессета в прошлом году.

Вурсмер утверждал, что цена, которую Израиль заплатил за поставки американского оружия, была непомерно высокой. Израиль, писал он, «продал свою стратегическую свободу маневра и инициативу в обмен на качественное военное преимущество в вооружении».

Зависимость Израиля от американского оружия создала порочный круг. С каждым годом «Израиль все больше зависел от передового американского оружия, все больше полагался на помощь США для его оплаты, которые требовали от Израиля все больше подчинять свою стратегическую инициативу, маневр и планирование американской региональной политике».

«Эта прогрессия, в свою очередь, - объяснил Вурмсер, - оставила бы волю Израиля под вопросом, сдерживание ослабло бы и было бы скомпрометировано - все это увеличивало бы угрозу, которая требовала бы еще большего вооружения».

Неизменно, отметил Вурмсер, «такая политика влекла за собой дальнейшую сдержанность Израиля и попустительство попыткам Америки преуменьшить свою близость к Израилю, чтобы задобрить ключевые арабские страны, и, в конечном итоге, продолжить мирные процессы, которые требовали уступок от Израиля в попытке примирить две стороны этого "компромисса". Стратегическая зависимость Израиля от США всегда гарантировала, что израильский истеблишмент безопасности будет поддерживать такую сдержанность и примирение».

Если продажа F-35 в ОАЭ вынудила израильский истеблишмент безопасности забеспокоиться о будущем качественного преимущества Израиля, то предательство Израиля администрацией Байдена в отношении Ирана полностью разрушает основную концептуальную схему, лежащую в основе стратегического мышления истеблишмента безопасности. Военные отношения Израиля с США теперь явно не предпочтительнее стратегической независимости и свободы.

Трудно сказать, что произойдет с СВПД. Может быть, Иран согласится соблюдать его в обмен на ослабление санкций. Может быть, не согласится. Может быть, он замедлит обогащение урана. А может, и нет. Но представление о том, что сделка, прокладывающая Ирану путь к ядерному арсеналу, является надлежащим средством для сдерживания ядерного прогресса Ирана, абсурдно.

Также далеко не ясно, какое воздействие окажет на Иран «дипломатическое давление США» (если оно вообще будет применено). Между катастрофическим поражением в Афганистане и слабой защитой Тайваня перед лицом угроз Китая, сейчас угрозы Америки имеют гораздо меньший вес, чем когда-то.

Однако совершенно очевидно то, что израильский истеблишмент безопасности должен очнуться от своего американского заблуждения. Америка не на стороне Израиля. Лишь Израиль на своей стороне.

Канал «7 Дней» в Телеграм

 
 
 

Похожие новости

Впервые газета «7 Дней» вышла в свет в августе 1995 года. Именно в это время, когда США захлестнула волна эмиграции представителей всех наций и народов СССР, людей самых разных социальных слоев и возрастных групп, появилась острая необходимость в русскоязычных новостях. Первый номер газеты «7 Дней» был издан в Чикаго, Иллинойс. Согласно последним оценкам специалистов в Иллинойсе русскоязычная община начала возникать еще 100 лет назад, и сегодня она составляет порядка полумиллиона человек. Начиная с 1991 года после распада СССР, поток российских эмигрантов быстро рос, соответственно увеличивалась потребность в русскоязычных СМИ не только в крупных городах-гигантах, но и по всей территории США. Так возникли дополнительные издания газеты «7 Дней» в Детройте, Толедо, Виндзоре, Форт Лаудэр Дэйле и Бока-Ратоне.

Подписка на рассылку

Получать новости на почту